Александр Давыдов: Следствия нового технологического уклада и кризиса

165

Тем, кто трудится в ИТ-сфере, уже понятно, что в перспективе 25 лет число водителей автомашин (такси, грузовика, автобуса, трамвая) резко сократится, их заменит автономное управление транспортными средствами.

Так же исчезнет большая часть рабочих мест уборщиков, бухгалтеров, офисных клерков, продавцов, операторов кол-центров и множества других профессий, замененных компьютерными программами и механизмами. В течение 30 лет исчезнут 80% современных массовых рабочих мест.

Что это за процесс? Суть в том, что «логика» оказалась не чисто человеческим качеством, как впрочем не чисто человеческими качествами оказались повторяемые движения и физическая сила в эпоху индустриализации. Промышленная революция отдала физические операции механизмам. У человека еще оставались операции с логикой и данными и вот теперь они массово уходят.

У человека остаются работы по созданию и поддержке автоматизированных систем. Плюс — новые и малоповторяемые операции, которые дорого автоматизировать или выполнение которых будет обучать машинные программы. Распознавание образов и другие логические операции с данными теперь прекрасно выполняют машины. Причем их знания дешево и быстро размножаются, в отличие от знаний человеческих.

В экономике большая часть людей перестанут быть востребованными. Материальный результат машины получат лучше, дешевле и безошибочней. Это значит, что «лишние люди» не будут нужны никому, даже властям, – налогов с них деньгами не соберешь.

БОльшая часть людей окажется без постоянной работы. Процентов девяносто. Востребованы будут люди высокой квалификации, которые смогут создавать, запускать и поддерживать автоматизированные системы. Ну и столько же процентов 10 будет занято в квалифицированном труде на временной основе. Может еще еще процентов 20 будут заниматься обслуживанием первых категорий. При сохранении либерально-капиталистической структуры, 60% людей останутся вне экономики.

Ошибается тот, кто думает, что экономика массового потребления в нынешнем виде выживет. Регулярной зарплаты не будет, соответственно и покупать люди много не смогут.

И жить в большом городе люди постоянно тоже не смогут, потому что жизнь в нем — дорогая, за все постоянно нужно платить.

Если присмотреться, то увидите, что этот процесс начался уже сейчас. Проявляется он хотя бы в том, что высокотехнологичные компании комплектуются только молодыми людьми. Например в моей ИТ компании нет работы для пожилых. И им нет работы не только у нас. И не из-за проблем с работоспособностью и здоровьем, а из-за того, что а) прежние компетенции у пожилых не нужны, а обучать новым компетенциям проще молодых и б) начальники молодые и не могут командовать пожилыми.

В подтверждение, вижу как несколько моих физически крепких и умных однокашников (под 60 лет) выпадают из рыночной жизни. Что им делать, чтобы сохранить средства к существованию и нужность обществу? Работа ведь для многих – единственное средство остаться нужным обществу.

Выход из ситуации тотальной нерегулярной безработицы есть, но связан с изменениями общественного образа жизни.

Возврат большой Семьи

В первую очередь изменяется семья. Деньги зарабатывает кто может и они распределяются на всех. Укрепляются связи поколений, Семья перестает быть средством выращивания одного-двух детей папами-мамами.

Идет процесс расширения Семьи. Все больше возникает общее или близкое проживание бабушек-дедушек. Они интенсивней участвуют в воспитании-образовании внуков, занимаются поддержкой дома.

В новых экономических условиях Семья будет заинтересована в качественном воспитании и образовании и в достаточном количестве детей (3-4), чтобы они могли в дальнейшем взять на себя содержание родителей.

Что будет с городами? Автономизация поселений

Крупные города перестанут быть доступными для всех. Скорее всего они станут местом жизни не навсегда, а на время. Время учебы, время работы над проектом, время обмена опытом и т.п.

Полной занятости у большинства не будет, а надо жить самому и семье. Значит проживание должно стоить существенно дешевле, чем в большом городе. Это, прежде всего, –  свой дом на земле с приусадебным участком, в котором регулярно надо платить только за электричество и связь. Важно, чтобы кварталы мегаполисов не превращались в криминальные гетто, чтобы расселение происходило управляемо.

В таком поселении человек и семья могут поддерживать годовой цикл. То есть надо зарабатывать не каждый месяц, а каждый год. Можно сделать один проект в году и его хватит на денежные траты.

Приусадебный участок обеспечивает овощами и ягодами, что достаточно для выживания. Многие услуги в поселении могут выполняться на бартерной основе. Дополнительное и основное образование детей и взрослых, медицинские процедуры могут выполняться самими поселенцами друг для друга. Если не хватает квалификации, то общность может решить, кого она направит на подготовку за общий счет, и кто какие услуги начнет выполнять, например услуги медсестры, грузотакси, воспитателя детсада. Также внутри поселения могут возникать фермерские хозяйства, обеспечивающие поселения мясом и хлебом.

Для сокращения денежной потребности автономизация возрастет в строительстве. Скорее всего возвратится деревянное строительство. Если его вести современными технологиями, то дом можно строить недорого, но с качественной средой обитания.

Возрастет роль взаимовыручки соседей, поднимется важность их отношений. Возникнут церковные общины, гарантирующие высокий уровень доверия и взаимовыручки прихожан. Община станет более привлекательной, расширяющей круг доверия Семьи до более широкой общности. Там где возникнут церковные общины, повысится уровень организации самоуправления поселений, уровень безопасности, общественной работы по устройству поселений. Для жизни семьи и человека роль постоянной общины будет более значимой, чем роль работы, которая не постоянна.

Если поселение, община обеспечат высокое качество человеческой жизни, которое будет не в излишнем материальном потреблении (уже невозможном), а в качественной среде воспитания и обучения детей и взрослых, взаимовыручке и духовной общности, то можно прогнозировать на выходе из выросших детей очень привлекательную рабочую силу — мотивированный, активный, позитивный, развитый, обучаемый персонал, что и нужно в современном технологическом укладе.

Можно ожидать, что возникнет привлекательность сложившегося образа жизни и людей общины для выросших детей. В таком случае они будут тяготеть к своему поселению, возвращаться в поселение после учебы. Компаниям придется нанимать человеческий капитал также без отрыва от поселения. Например ИТ-компаниям придется открывать рабочие офисы в таких поселениях для найма качественного персонала.

Влияние суперкризиса

Глобальный кризис, заторможенный в 2009г. неизбежно разгорится с новой силой. Ожидаем постепенного сильного спада мировой экономики. Вероятно существенное (больше 30%, думаю что около 50%) сокращение нашего экспорта. Соответственно пройдут сокращения бюджета, вырастут налоги. Произойдут массовые сокращения бюджетников, силовиков, наемных сотрудников. Пройдут банкротства многих компаний.

Это к тому, что большой город хаотизируется и криминализуется. Многие еще помнят ранние 90-е. Но при этом возврат к прежнему уровню жизни будет уже невозможен, как невозможен возврат уровня нашего экспорта.

Так что суперкризис еще больше ускорит процессы расселения и автономизации поселений, рост функций семьи и соседских общностей. Изменится политическая система.

Роль крупных городов, как мест встречи, только возрастет, усилится нагрузка на транспортную сеть, прежде всего — пассажирскую. Чтобы сохранить плотность контактов и встреч нужно будет не только развитие оптоволокна для виртуальности, но и пассажирского скоростного транспорта. Нужны будут дешевые транспортные решения, не требующие таких затрат на прокладку и поддержание для сильно возросшего траффика.

Расселение из мегаполисов продиктует свои условия, но готовиться к ним нужно сейчас, чтобы превратить вынужденные изменения в драйвер роста. Например, транспортному машиностроению можно обратить внимание на струнный транспорт, вдруг он сможет стать основой для машиностроительного кластера на Урале.

Так может уже сразу подумать над планами, как перевести вроде бы депрессивные тенденции в преимущества? И Семью и Общности можно сделать экономическими драйверами, ускорителями нового технологического уклада, ограничениями которого являются только люди, а вовсе не инвестиции.

Иначе рискует случиться американско-европейсквя история, когда кварталы мегаполисов превращаются в негритянско-арабские «заповедники», где никто не работает, всех кормят, а люди возвращаются к дочеловеческому состоянию.

 

Для РНК

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: