Правда об экологии Екатеринбурга / КАРТА «живых» и «мертвых» районов города



Экологическое состояние Екатеринбурга — тема довольно мифологизированная: считается, что чище у парков и водоемов, вдали от промышленного севера города.

Но официально эти мысли не подтверждены, так что все на уровне интуиции. Экологи отмечают: собирать сведения о состоянии окружающей среды города приходится по крупицам, причем данные в госдокладах даны далеко не исчерпывающие — финансируется экологический мониторинг недостаточно. Плюс многое просто не выносится в публичную плоскость — дабы не будоражить умы людей.

DK.RU изучил доступные официальные документы, характеризующие экологическое состояние Екатеринбурга и окрестностей, свел воедино мнения экологов и городских властей, чтобы разобраться: чем дышат жители уральского мегаполиса, какую воду пьют, а также, где расположены относительно благополучные районы, а где жить не рекомендуется.

Воздух

Главными отравителями атмосферы в Екатеринбурге признаны бенз(а)пирен, формальдегид, диоксид азота, этилбензол и взвешенные вещества (по данным госдоклада о состоянии и охране окружающей среды области в 2014 г.).

Чем дышим

Бенз(а)пирен — вещество первого класса опасности, один из самых мощных канцерогенов, при этом широко распространенный. Образуется при сжигании твердых и жидких органических веществ, в том числе нефти и нефтепродуктов, древесины, антропогенных отходов (может образовывать и без горения). Также выделяется при курении. В организм попадает с пищей и водой, через кожу и путем вдыхания. Химически и термически устойчив, оказавшись в организме, накапливается в нем и действует постоянно. Внедряется в комплекс ДНК, вызывая необратимые мутации, которые переходят в последующие поколения.

Формальдегид — вещество второго класса опасности. Бесцветный газ с резким запахом. Токсичен, негативно воздействует на генетический материал, репродуктивные органы, дыхательные пути, глаза, кожный покров. Оказывает сильное действие на центральную нервную систему. Внесен в список канцерогенных веществ.

Диоксид азота. Высокотоксичен. Даже в небольших концентрациях раздражает дыхательные пути, в больших — вызывает отек легких. Воздействует в основном на дыхательные пути и легкие, а также вызывает изменения состава крови, в частности, уменьшает содержание гемоглобина. Снижает сопротивляемость к заболеваниям, вызывает кислородное голодание тканей, особенно у детей. Усиливает действие канцерогенных веществ, способствуя возникновению злокачественных новообразований. Оксиды азота, улетучивающиеся в атмосферу, способны вызывать кислотные дожди. Выбросы оксидов азота на химпредприятиях или из выхлопных труб автомобилей носят прозвище «лисий хвост» — из-за оранжево-бурого цвета. При низких температурах диоксид азота становится бесцветным.

Взвешенные частицы — сухие вещества, находящиеся в воздухе (пыль, зола, сажа, дым, сульфаты, нитраты и др.). Могут образовываться и без участия человека — например, в результате почвенной эрозии. При проникновении в органы дыхания приводят к нарушению систем дыхания и кровообращения, влияют на респираторный тракт и другие органы. Люди с хроническими нарушениями в легких, сердечно-сосудистыми заболеваниями, астмой, частыми простудными заболеваниями, пожилые и дети особенно чувствительны к влиянию мелких частиц, которые составляют обычно 40-70% от общего числа взвешенных частиц.

Этилбензол — бесцветная жидкость с запахом, напоминающим бензин. При вдыхании паров этилбензола человек начинает чувствовать сонливость, усталость, головную боль. Появляются неприятные ощущения в носу, горле и животе, слезятся глаза, затрудняется дыхание. Этилбензол пагубно влияет на работу и координацию мышц. При длительном воздействии на организм человека этилбензол провоцирует хронические заболевания крови и печени.

Все картинки можно увеличить, кликнув по ним

Источник: государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Свердловской области в 2014 г.

Известно, что средние за год концентрации всех главных загрязняющих воздух веществ, кроме этилбензола, были выше предельно допустимого. А в День святого Валентина-2014 в атмосфере города была зафиксирована максимальная среднесуточная концентрация и этилбензола, превысившая норму в десять раз.

В целом главным загрязнителем воздуха в Екатеринбурге признан автотранспорт — машины выдают в атмосферу мегаполиса 88,5% вредных выбросов (остальное — промпредприятия, ТЭЦ, частный сектор).

Источник: государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Свердловской области в 2014 г.

Отметим, что в список предприятий — основных загрязнителей воздуха региона вошли только пять компаний, работающих в Екатеринбурге и городах-спутниках: «Уралэлектромедь» выбросила в атмосферу в 2014 г. 26 тыс. т загрязняющих веществ, серебро и бронза у ЕМУП «Спецавтобаза» (полигон «Широкореченский» — 4,6 тыс. т, полигон «Северный» — 2,5 тыс. т). Последние строчки у Уральского завода РТИ (0,4 тыс. т) и «Уралмашзавода» с 0,2 тыс. т вредных выбросов. Для сравнения: наибольший вклад в загрязнение атмосферы региона внес Нижнетагильский меткомбинат (ЕВРАЗ НТМК) с показателем в 78,8 тыс. т.

Вообще же в госдокладе отмечено: в 2010 г., 2012-м и 2013-м атмосферный воздух в Екатеринбурге был загрязнен очень высоко, а в 2011 г. и в 2014-м стал просто высокозагрязненным. Причем в последние пять лет наметилась тенденция резкого снижения среднегодовых концентраций формальдегида. Правда, связано это с изменением санитарно-гигиенических нормативов, а не с реальным уменьшением концентраций вещества в воздухе. Также отмечается, что в 2014 г. уменьшилось среднее за год содержание диоксидов азота и мелкодисперсной пыли в воздухе.

Вода

Источниками водоснабжения города служат Волчихинское и Верхнемакаровское водохранилища, резерв — Верх-Исетский пруд. Как сказано в Генплане Екатеринбурга, характеризуются они высоким уровнем загрязнения вод и донных отложений — за счет поступления сточных, ливневых, талых вод, а также атмосферных выбросов загрязняющих веществ. На водоемах отсутствуют зоны санитарной охраны II пояса — то есть спуск всех сточных вод и массовое купание не ограничены. Также не контролируется использование территории для промышленности, сельского хозяйства и строительства (по идее, это должно быть или совсем недопустимо, или разрешаться на оговоренных условиях). Продолжается выпуск в Верх-Исетский пруд промывных вод Западной фильтровальной станции и головных сооружений водопровода.

В госдокладе о состоянии окружающей среды при этом сказано: качество воды большинства водных объектов на территории области не отвечает нормативным требованиям. В 2014 г. характерными загрязняющими веществами водоемов являлись соединения железа, меди, марганца, азот аммония. Устойчивыми загрязняющими веществами были цинк и никель.

Водные вводные

Повышенное содержание железа в воде придает ей ржавый цвет и неприятный вяжущий привкус. Постоянное употребление такой воды может привести к отложению соединений железа в органах и тканях. Очень высокие дозы железа в воде могут быть смертельными.

Повышенная концентрация меди может вызвать острое нарушение функции желудочно-кишечного тракта — тошноту, рвоту, понос. У людей, перенесших заболевания печени, например вирусный гепатит, обмен меди нарушен, и длительное ее употребление с водой может способствовать развитию цирроза печени.

Высокое содержание солей цинка в воде может вызвать отравление. Ежедневное употребление такой воды приводит к образованию эрозий на слизистой желудка, повышает фракции холестерина крови.

Повышенное содержание аммония указывает на ухудшение санитарного состояния водоема

По словам экологов, данных о водоемах с экстремально высоким уровнем концентрации вредных веществ в открытых источниках нет. Но горожанам стоит знать и понимать, что основные источники водоснабжения Екатеринбурга серьезно загрязнены. При этом городской «Водоканал» ведет очистку воды и выдает ее в сети в надлежащем качестве. Однако состояние сетей оставляет желать лучшего — они старые. В итоге вода из кранов порой течет цветная и ароматная.

Про екатеринбургские водоемы в госдокладе не написано, так как они не находятся в ведении региона. Исключение — озеро Шарташ. Про него сказано: в 2010 г. и 2013-2014 гг. вода характеризовалась как «очень загрязненная», в 2011-2012 гг. отмечено ухудшение качества воды до «грязной». Эксперты при этом отмечают: чистых водоемов в Екатеринбурге нет, особенно плачевное состояние воды в реке Исети.

По данным экологов, в городе только 10-15% предприятий оборудованы системой стоков, остальные незаконно врезаются в ливневую канализацию и сбрасывают отходы производства туда. Так что Исеть при температуре воздуха в -30 не замерзает неспроста — в районе Плотинки температура воды всегда выше и состав ее измененный. А достать из воды металлы, железо чрезвычайно сложно. Вообще же чтобы отследить состояние водоемов нужно сильно постараться — информацией никто не делится: владельцы предприятий не горят желанием говорить о том, в какие воды и что именно они сбрасывают.

Городской комитет по экологии раз в неделю чистит водную поверхность реки Исети от мусора — на участке от ул. Бебеля-Токарей до пер. Базового. Дважды в неделю специалисты проделывают то же самое с Городским прудом и Плотинкой. На остальных водоемах Екатеринбурга такая работа не ведется.

По словам главы городского комитета по экологии и природопользованию Егора Свалова, в горадминистрации о несанкционированных врезках в ливневку знают и ведут инвентаризацию системы ливневой канализации, также ливневку регулярно чистят. В стратегическом плане предусмотрено строительство очистных сооружений на ливневой канализации, но продолжение работ зависит от финансирования.

Г-н Свалов добавляет, что в Екатеринбурге есть около 40 обустроенных родников — минимум два раза в год воду из них отправляют на анализ санврачам. Обычно ее качество бывает неудовлетворительным весной (после таяния снега), а также в летне-осенний период.

«Но мы в принципе не рассматриваем родники как источники нецентрализованного водоснабжения, это всего лишь природные выходы воды. То есть даже зимой без кипячения эту воду пить нельзя», — поясняет Егор Свалов.

Экологи отмечают: под городом есть не только вода, которая выходит на поверхность через родники, но и нефтяные пятна и солярные озера — так называемые «техногенные месторождения полезных ископаемых» нередко обнаруживают при буровых работах. Образовались они во времена СССР, когда шоферы предприятий сливали неизрасходованное топливо — чтобы утром заправить свою норму. Информацию об этом экологи предпочитают не распространять, «дабы не будоражить умы людей».

Отходы

Как сказано в Генплане, проблема обращения с отходами по значимости вышла на первое место среди экологических проблем — «несвоевременное и нерегулярное удаление твердых бытовых отходов с городских территорий приводит к загрязнению окружающей среды, создает опасную эколого-эпидемиологическую ситуацию, портит эстетический вид мегаполиса».

На территории Екатеринбурга и в ближайших окрестностях размещено два полигона ТБО — Широкореченский и Северный (Верхняя Пышма). Причем на первом с 2011 г. работает мусоросортировочный комплекс, главная задача которого снизить фактическую нагрузку на полигон (мусор на нем складируют, начиная с 1963 г.). Так, из общей массы отсортировывают полезные фракции (стекло, пластик, металл, картон, бумага и др.). А так называемые хвосты — мусор, не подлежащий вторичной переработке, утилизируют в меньшем количестве на полигоне.

Также на Широкореченской свалке есть биотермические ямы для биологических отходов — так называемые «ямы Беккари» глубиной 10 м, в них обеззараживают трупы животных. По словам экологов, сооружения эти надежные — с бетонными стенами. Останки зверей заливают кислотой, ямы запечатывают. Спустя время начинка «ям Беккари» перегнивает в обезвреженный гумус.

На чистоту воздуха полигоны ТБО влияют незначительно. Однако, как рассказывал DK.RU гендиректор научно-производственного объединения «Уралгеоэкология» Анатолий Скалин, свалки угрожают биологическим загрязнением:

«Во-первых, там огромное количество мышей, крыс, чаек. Все они входят в пищевую цепь клещей. Когда мы работали на полигоне, я был весь обсыпан клещами! Спасло то, что я был одет в противоэнцефалитный костюм».

Кроме того, мусоровозы при выезде со свалок не дезинфицируют колеса, развозя отходы по городу. Поэтому до 90% екатеринбуржцев заражено гельминтами. Впрочем, в свердловском Роспотребнадзоре парировали: Широкореченская свалка опасности микробиологического загрязнения не несет — это не полигон для захоронения пищевых отходов, органика там составляет всего 1%. А клещи живут на всей территории Урала — это их обычный ореол обитания. Опасность заразиться энцефалитом совершенно одинакова и в районе свалки, и в центре Екатеринбурга.

Читайте на DK.RU. «Дабы не будоражить умы людей»: Экологи скрывают от уральцев самые опасные для жизни места

По словам Егора Свалова, летом-2015 горадминистрация и ЕМУП «Спецавтобаза» заключили инвестиционное соглашение со шведской компанией Vireo Energy — европейцы намерены построить на Широкореченском полигоне комплекс по сбору и переработке биогаза — метана, который образуется при разложении отходов и является источником загрязнения, а при смеси с кислородом становится пожароопасным.

«На полигоне пробурят скважины, поставят перфорированные трубы, соединенные с насосами. Газотурбинный двигатель будет выкачивать метан и перерабатывать его в тепловую и электрическую энергию. Также мы готовим проект рекультивации полигона — планируем оставить только мусоросортировочный комплекс. Причем мусор, не подлежащий вторичной переработке, пройдет через пресс-компактор и отправится на новый межмуниципальный полигон, который будет построен за пределами Екатеринбурга. А саму свалку мы закроем, засыплем землей, сверху посадим деревья», — комментирует г-н Свалов.

Экологическая карта

Изначально промышленный Екатеринбург экологичностью похвастаться не может — по словам специалистов, техногенные загрязнения присутствуют повсеместно, на всей территории мегаполиса. Впрочем, эксперты все же говорят о сравнительной чистоте — в части районов загрязнение больше, в других — меньше.

DK.RU составил экологическую карту Екатеринбурга – основываясь на данных Окружной гильдии экологов, специалисты которой проанализировали промпредприятия и транспортные потоки города. В итоге состояние районов отметили разными цветами: в красных зонах ситуация удручающая, там рекомендовано бывать недолго (сходить в кино, театр, магазин, госучреждение и т. п.). Желтый цвет маркирует нейтральные в плане экологии зоны — жить там не особенно рекомендуется, а вот для работы эти районы годятся. Зеленые зоны означают территории, где экологическая ситуация наиболее благополучная.

Орджоникидзевский район (Уралмаш, Эльмаш, Веер)

Один из экологических антилидеров, сосредоточение промышленности. И хотя Уралмашзавод работает не в полную силу, концентрация выбросов высокая. Часть площадей предприятия арендуют промкомпании, у которых есть свои производственные циклы, а отследить, что там происходит, надзорные органы могут не всегда — руководствуясь законом о защите малого и среднего бизнеса. Так что жители окрестностей порой и не ощущают, что был выброс. Также на границе Верхней Пышмы и Екатеринбурга наблюдается мощный геохимический барьер — это ограниченная зона выпадения вредных веществ, которые выбрасывает «Уралэлектромедь». Здесь в верхних слоях почвы наблюдаются высокие концентрации большого спектра тяжелых металлов — меди, цинка, ртути, свинца, мышьяка, кадмия.

Кировский район (Пионерский поселок, ЖБИ, Шарташ, Втузгородок)

Направление у экологов серьезных нареканий не вызывает — оно чище, так как здесь нет крупных промпредприятий. Район называют «не самым плохим местом». Ничего негативного эксперты не говорят и про Изоплит.

Октябрьский район (Парковый, Синие камни, Птицефабрика, несколько поселков, в том числе Кольцово)

В направлении Истока, Кольцово, Долинки очень сильно ощущаются малоприятные запахи с птицефабрики — особенно при соответствующем направлении ветра. Но место, по мнению экологов, довольно благополучное.

Чкаловский район (Химмаш, Уктус, Вторчермет, Керамика, 32-й городок, Елизавет, Ботанический)

В XIX в. «смрадные заведения» — салотопленные заводы и скотобойни — работали в конце ул. Байнауховской (сейчас — ул. Белинского), то есть на Ботанике. Строили их там с учетом розы ветров. А по словам экспертов, «в экологии ничто никуда не девается» — вредные вещества имеют свойство накапливаться и сохраняться на протяжении долгого времени. Также в районе работает завод «Вторчермет НЛМК Урал» и Екатеринбургский жиркомбинат, выбросы которого накрывают район неприятным запахом. У завода «Уралхиммаш» схожая судьба с Уралмашем: предприятие хоть и сократило объемы производства, но большая часть его территории ушла в аренду маленьким заводам — со всеми вытекающими.

Ленинский район (УНЦ, Академический, Краснолесье, Автовокзал, Центральный, Юго-Западный)

Лидер и антилидер одновременно. С одной стороны, в центре экология плохая — там скопление автотранспорта. Когда дорожные заторы рассасываются, ядовитый дым концентрируется именно в центре города, который прогревается лучше окраин. Происходит эффект трубы — центр затягивает воздушные массы со спальных районов. Поэтому там наблюдается тепловое загрязнение.

С другой стороны, микрорайон Юго-Западный экологи хором называют благоприятным по розе ветров и по концентрации вредных веществ. Выбросы Ревдинского СУМЗа, которые приносит в Екатеринбург, сюда едва попадают. Неплох и Академический, несмотря на близость Широкореченской свалки — экологическая ситуация там не хуже, чем в среднем по городу.

Верх-Исетский район (Широкая речка, ВИЗ, Заречный)

Завод «ВИЗ-Сталь», по данным экологов, является опасным загрязнителем второго типа (химические загрязнения), как и Уралмашзавод, и «Уралхиммаш», однако, как говорит Егор Свалов, предприятие много инвестирует в очистные сооружения и занимается охраной окружающей среды. Больших опасений у экологов обстановка в этом районе не вызывает. Широкая речка при этом находится в благоприятной зоне.

Железнодорожный район (Старая и Новая Сортировка, Завокзальный, Вокзал)

Сортировку, примыкающую к лесному массиву, с учетом розы ветров по чистоте воздуха эксперты называют наиболее предпочтительным для жизни районом. В геоэкологическом отношении довольно благополучен и поселок Семь Ключей. И это несмотря на засилье промышленных свалок в этом направлении. В районе бассейна озера Шувакиш тоже была свалка, на которую вывозили отходы после взрыва на Сортировке в 1988 г., но она давно закрыта саркофагом, поросла лесом и опасности не несет. Также ранее в том районе были большие выбросы в атмосферу с гипсового завода, причем гипс при растворении давал серную кислоту — шли кислотные дожди. Но технология воздухоочистки на предприятии усовершенствована. Впрочем, часть экспертов убеждены: в железнодорожном районе плохо и с воздухом, и с водой — из-за ж/д-путей, отстоя вагонов (могут происходить изливы вредных веществ, аварии и пр.).

Не все так плохо

По словам Егора Свалова, катастрофических проблем с экологией в Екатеринбурге нет. Уральский мегаполис — единственный из городов-миллионников страны, окруженный лесами. Плюс здесь много лесопарков, а в жилых районах города есть парки, скверы, лесные массивы.

Территории лесопарков планируется сохранять

«Екатеринбург — один из самых компактных миллионников, и в любой случае состояние окружающей среды здесь будет тяжелым. Но не катастрофичным. Катастрофа — это Карабаш, Детройт, Пекин. Вокруг Екатеринбурга сложился зеленый пояс, в городе есть парки и скверы. Сейчас 29 тыс. га федеральных лесов возле мегаполиса стали по факту городскими. Земля еще не передана в муниципальную собственность, но процесс идет. И эти леса мы планируем сохранять — они носят защитный характер. Часть намерены отдать под будущее развитие городской территории, но основная масса не будет подлежать вырубке и какому-либо освоению», — поясняет г-н Свалов.

Также в Екатеринбурге более десяти лет идет процесс выноса промпредприятий за черту города — это тоже делает экологическую ситуацию лучше. Правда, экологи отмечают: если на месте бывшего завода начинается строительство жилья, на площадке нужно провести дезинфекцию и вывоз грунта, экологические изыскания и выполнить рекультивацию земли. Эксперты комментируют: возможно, так и делается. Но напоминают: в экологии ничто никуда не девается.

Вместе с тем настрой у городских властей оптимистичный: в стратегическом плане развития Екатеринбурга прописано сохранение зеленого пояса, строительство очистных сооружений на ливневой канализации, очистка водных объектов. Также город переводит автотранспорт на газомоторное топливо — в этом году число автобусов на газу доведут до ста. Позитивно на экологии отразится и запуск скоростного трамвая из Академического в центр — это разгрузит дороги. Также строится ЕКАД — когда кольцо замкнется, основная часть грузового транспорта пойдет в обход мегаполиса, заторов и выбросов от машин станет меньше.

«Город развивается. Медленно, но стабильно. Так что далеко не все так плохо», — резюмирует Егор Свалов.

 

Автор: Екатерина Стихина
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике Мнения, ПРИРОДА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях