Как полк сибирских стрелков стоял насмерть против 2-й японской армии

101

Военное обозрение

Японский десант

Вечером 21 апреля (4 мая) 1904 года русские дозорные («охотники») в Бицзыво обнаружили японские суда. В составе конно-охотничьей команды было всего 60 человек. Командир дозора штабс-капитан Войт сообщил об этом в Порт-Артур. Однако о противодействии высадке японского десанта русское командование не задумывалось. Об этом не думали ни до войны, ни после её начала. Ни Алексеев, ни командование Порт-Артурской крепости пальцем не пошевелили, чтобы организовать береговую оборону или сбросить в воду высаживающиеся силы противника.

Даже после того, как четыре японские армии высадились на материке, у командующего русской Маньчжурской армии генерала от инфантерии А. Н. Куропаткина была возможность вообще не допустить блокады Порт-Артура с суши или хотя бы оттянуть ее начало на значительный срок. Русская Маньчжурская армия к концу апреля 1904 года была значительно укреплена соединениями Приамурского военного округа и Забайкальской области. Были полностью мобилизованы Забайкальское, Амурское и Уссурийское казачьи войска, иркутские казаки и отдельный корпус Заамурской пограничной стражи. Вскоре ждали прибытия 4-го Сибирского корпуса (из Сибири) и 10-го и 17-го армейских корпусов из европейской части Российской империи.

Возможный контрудар Маньчжурской армии мог поставить японские войска в очень тяжелое положение и оттянуть начало осады Порт-Артура. Однако Куропаткин не был Суворовым или Скобелевым, он предпочёл выбрать стратегию Барклая-де-Толли в Отечественную войну 1812 года («Отступать настолько медленно, насколько это возможно»).

Не было и планов по срыву японского десанта. Только в ночь на 22 апреля (5 мая) в Бицзыво направился батальон под командованием подполковника Ранцева. Ранним утром 22 апреля несколько японских транспортов приблизились к берегу. Прикрывавшие их канонерки открыли огонь по берегу. В 7 часов утра началась высадка частей 3-й дивизии. Дозорные Войта и батальон Ранцева не могли помешать высадке японских войск.

Необходимо отметить условия, в которых японцы производили высадку.

Море на избранном для высадки десантных сил участке очень мелкое. И японские транспорты были вынуждены останавливаться на расстоянии 7–10 верст от берега. В отлив обнажался участок моря шириной до двух верст. Причем у Бицзыво эта полоса представляла нечто вроде болота, где люди проваливались по пояс. При десантировании во время отлива японские шлюпки могли подойти на расстояние до 1,5–2 верст от берега. Остальное расстояние японским солдатам приходилось преодолевать по пояс в холодной воде и грязи.

Поэтому 22 апреля японцы смогли высадить только 8,5 батальона пехоты, саперный батальон и 1–2 эскадрона конницы. Ни одного орудия выгрузить не удалось. Японские передовые силы остались без артиллерийской поддержки. Японцы направили один батальон для захвата Бицзыво и, выставив охранение, начали окапываться. Они ждали русской атаки.

Но её не было. Небольшие русские силы оставили Бицзыво без боя. 23 апреля (6 мая) погодные условия ухудшились. На море было сильное волнение, и в этот день японцы не высадили ни одного солдата. День был идеальным для русской контратаки. Японские передовые силы не имели артиллерии. А корабли не могли их поддержать огнем. Стрельба на дистанцию 8–10 верст с канонерок была малоэффективной, а в условиях волнения – бессмысленной. Ближе же японские корабли подойти не могли.

Таким образом, русское командование не приняло меры для заблаговременной противодесантной подготовки Бицзыво, хотя местность была идеальной для противодействия противнику. Не был использован момент и для контратаки, которая могла привести к уничтожению передового японского отряда. Командование Порт-Артура не приняло меры и для противодействия противнику с моря.

Командир 4-й дивизии генерал-майор Фок, который имел в районе высадки свою дивизию, остался в роли зрителя, не проявив никакой самостоятельности и инициативы. Командующий Маньчжурской армией генерал Куропаткин для противодействия японскому десанту направил отряд из семи батальонов под началом генерал-майора Зыкова. Но отряд до места высадки не дошел и ни одного выстрела по японцам не сделал. Это неудивительно, особенно учитывая приказ, который получил Зыков от Куропаткина. В нём говорилось: «Важнейшая задача… предохранить свои войска от потерь и ни в коем случае не ввязываться в решительный бой».

24 апреля (7 мая) японцы начали высадку подразделений 1-й дивизии. Высадка шла медленно и сопровождалась большими сложностями. Только 28 апреля (11 мая) была закончена выгрузка 4-й дивизии. 30 апреля завершилась выгрузка последних частей 1-й и 3-й дивизий. На берег выгрузили до 40 тыс. солдат (36 пехотных батальонов и 9 кавалерийских эскадронов) при 214 орудиях. 2-я японская армия высадилась без потерь.

28 апреля (11 мая) японские войска прервали железнодорожное сообщение Порт-Артура с Мукденом.

Японский командующий Оки после потери двух эскадренных броненосцев был осторожен и не спешил. Армия двигалась к Порт-Артуру тремя колоннами. В правую колонну входила 4-я дивизия, которая направлялась на Цзиньчжоу и порт Адамс. Средняя колонна – 1-я дивизия, придерживалась железной дороги. В левую колонну входила 3-я дивизия, которая направлялась по берегу Корейского залива.

Цзиньчжоуская позиция – ворота к Порт-Артуру

Квантунский полуостров, на котором развернулись боевые действия после высадки 2-й японской армии Оку у Бицзыво, располагается на юге Маньчжурии и с трех сторон окружен заливами Желтого моря: с востока – Корейским, с запада – Ляодунским и с юга – Печилийским. По всей территории Квантунского полуострова с севера на юг идет горный кряж с множеством отдельных хребтов и отрогов, некоторые из них почти отвесно оканчиваются у моря. Протяженность береговой линии полуострова большая, но десантодоступных мест мало, в основном они находятся к северу от города Дальнего.

В районе города Цзиньчжоу (Кинчжоу) расположен горный массив (гора Самсон), южнее которого лежит небольшая долина, переходящая к юго-западу в группу холмов. На этих холмах и была оборудована Цзиньчжоуская позиция. Она закрывала дороги из Южной Маньчжурии на полуостров, к городам Дальнему и Порт-Артуру. Русская позиция была оборудована на перешейке между Цзиньчжоуским заливом и заливом Хунуэза. Это были укрепленные холмы с понижающимися к заливам скатами. К северу, у левого русского фланга, располагался город Цзиньчжоу. К востоку, на правом фланге, была гора Самсон, в тылу – Тафашинские высоты. Фланги были открыты и не защищены от обстрела с моря.

Ворота к Порт-Артуру находилась от крепости на удалении 62 километра. От Цзиньчжоуской позиции до самой крепости больше не было ни одного оборудованного в инженерном отношении оборонительного рубежа.

С учётом стратегического значения этой позиции русское командование ещё до начала войны должно было позаботиться о возведении здесь долговременных фортификационных сооружений. Современный форт, имеющий все средства техники, мог на таком узком участке задержать японскую армию на несколько месяцев. Причем незначительными силами. Однако в реальности этого не сделали. Русское командование не оценило значение ворот к Порт-Артуру.

Командир 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Третьяков, понимая чрезвычайность ситуации, в феврале 1904 года начал инженерные работы. Русским солдатам помогали 5 тыс. китайских рабочих, среди которых были и японские разведчики. Комполка отмечал: «Много дней я уже не раздевался и не снимал сапог. Напряжение было изматывающим».

Позиции русских войск были по фронту до 4 км. Они имели два-три яруса траншей для стрелков с блиндажами, козырьками от шрапнели и с бойницами, пять редутов, три люнета и тринадцать артиллерийских батарей. Дополнительно подходы к полевым укреплениям были прикрыты проволочными заграждениями в 4–5 рядов кольев, общей протяженностью 6 км. Также на приморских участках зарыли 84 фугаса с электрическими запалами. Укрепления были связаны ходами сообщения и имели телефонную связь. Было установлено два прожектора.

Артиллерийско-пулеметное вооружение позиции состояло из 65 орудий (по другим данным, 70) и 10 пулеметов. К сожалению, артиллерия была расположена неудачно. Большинство орудий стояли открыто, не были замаскированы, и скученно. К тому же снарядов явно не хватало на длительный, ожесточенный бой – на каждое орудие было примерно по 160 снарядов. А подвоз боеприпасов не был организован.

Русский гарнизон

Командование не позаботилось о достаточном гарнизоне позиций. Когда уже стало очевидно, что японские войска идут на Порт-Артур, русское командование сосредоточило здесь около 18 тыс. человек при 131 орудии под общим командованием командира 4-й стрелковой дивизии генерал-майора Александра Фока. Это были значительные силы. Однако Фок для обороны Цзиньчжоуской позиции выделил только 14 рот, в том числе 11 из 5-го стрелкового полка полковника Николая Третьякова (всего около 3,8 тыс. человек). Остальные войска были оставлены в резерве и участие в сражении не приняли.

Город Цзиньчжоу, имевший стены, оборонял гарнизон из двух рот 5-го полка. Генерал Стессель считал, что данная позиция слишком удалена от Порт-Артура, и войск не хватит на охрану побережья между этими пунктами, поэтому дал указание «задержать противника, но не слишком рисковать». Да и командующий Русской армией в Маньчжурии Куропаткин не планировал удержание позиции при Цзиньчжоу. Он рекомендовал Стесселю своевременно отвести войска генерала Фока и вовремя снять и увезти орудия.

7 (20) мая японские войска атаковали город Цзиньчжоу. Русский гарнизон отбил три атаки. Ночью 12 (25) мая японцы пошли на новый штурм. К утру японские войска прорвались в город, и русский гарнизон отошёл на главные позиции.

Штурм

13 (26 мая) 1904 года японские дивизии пошли на штурм русских позиций. Атака началась ранним утром. После артиллерийской подготовки плотные колонны солдат японской армии пошли в наступление. Штурм позиций одного-единственного полка сибирских стрелков вели последовательно менявшиеся части всех трёх дивизий 2-й японской армии. В армейском резерве оставили только один полк. Части 4-й дивизии наступали на левый фланг позиции, 1-я дивизия – в центре, 3-я дивизия – на правый фланг. Японцы имели почти в десять раз больше живой силы и подавляющее превосходство в артиллерии и пулеметах.

С моря штурм русских позиций поддерживали 4 канонерские лодки и 6 миноносцев. Они вели огонь из залива Цзиньчжоу. Русское командование в свою очередь направило для поддержки правого фланга канонерку «Бобр» и миноносцы «Бурный» и «Бойкий».

Корабли подошли около 10 часов утра в залив Хунуэза и открыли огонь по флангу японской 3-й дивизии. Русский отряд быстро рассеял порядки японской пехоты и перенес огонь на артиллерию, которая поддерживала 3-ю дивизию, и заставил её замолчать. После того как корабли расстреляли весь боезапас, командир отряда и канонерки «Бобр», капитан 2-го ранга Владимир Шельтинг увёл их в Порт-Артур.

Адмирал Того, который имел на базе островов Эллиот три броненосца, четыре крейсера и 12 миноносцев, не принял участие в этом сражении. После потери двух эскадренных броненосцев и других кораблей на минах, он боялся рисковать (Чёрные дни японского флота).

Контр-адмирал Витгефт ограничился единичной посылкой трех кораблей, под разными предлогами отказавшись от более серьёзной поддержки Цзиньчжоуской позиции. Хотя удачный опыт «Бобра» показал, что флот мог оказать более серьёзную поддержку сухопутным войскам и замедлить наступление японских войск.

Первоначало японцы пошли на лобовой штурм высот перешейка. Японское командование последовательно провело восемь массированных атак. Однако они были отбиты артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Временами японские солдаты прорывались на дистанцию 25–30 метров от русских позиций, но их отбрасывали.

Иностранный военный наблюдатель при штабе 2-й армии, британский полковник В. Апслей Смит докладывал начальству: «Сражение было очень упорное. Японская пехота сравнительно легко достигала местности в 300–600 ярдах от цели, но дальнейшие неоднократные попытки продвинуться вперед не дали результатов». Ещё один иностранный наблюдатель, английский генерал-лейтенант Ян Гамильтон отметил стойкость русских солдат и офицеров.

Все атаки японцев в течение первой половины дня были отражены с большими для японцев потерями. 1-я и 3-я дивизии не смогли достичь хотя бы небольших тактических успехов. Однако затем ситуация ухудшилась. Японцы обнаружили позиции всех русских батарей и открыли по ним огонь. В итоге русская артиллерия замолчала – часть орудий была выведена из строя (многие орудия стояли на открытых позициях), а у других просто закончились боеприпасы.

На первом этапе боя победа осталась за русскими войсками. Они отразили все атаки. Вражеская пехота ни на одном направлении не смогла приблизиться к русским траншеям больше чем на километр. Только 4-я дивизия имела локальный успех. Пользуясь хорошими естественными препятствиями, которые имелись на русском левом фланге и поддерживаемые корабельным огнем, японские солдаты смогли продвинуться вперёд. Но во время отлива, когда корабли отошли в море, 4-я дивизия также остановилась.

Отступление полка Третьякова

Однако ситуация ухудшалась. Русская артиллерия была выбита либо у неё закончились снаряды. На левом фланге японские войска имели сильную поддержку со стороны моря. Генерал Фок боем не руководил. Утром он оставил командный пункт и уехал в тыл, чтобы подготовить позиции на случай высадки японского десанта. Вернувшись к обеду, Фок послал полковнику Третьякову, который стал настоящим героем обороны Порт-Артура, приказ не отступать без его разрешения. Этим и завершилось управление со стороны комдива Фока во время первой фазы боя.

Стессель остался в Порт-Артуре, и его единственным руководящим приказом было указание использовать 6-дюймовую (152-мм) пушку Канэ, которую привезли за несколько дней до боя. Но её не успели установить.

В 12 часов 35 минут генерал Фок, который изучил последствия первого этапа боя, направил полковнику Третьякову довольно дельное указание – отметил опасность на левом фланге. Здесь действительно сложилась опасная ситуация. 4-я дивизия противника, пользуясь особенностями местности и поддержкой кораблей и не считая потерь, могла проломить русскую оборону.

В сущности, Фоку, который был руководителем обороны Цзиньчжоу, следовало самому перебросить резервы и артиллерию на угрожаемый участок, а не давать советы Третьякову. Японцы вели ожесточенные атаки по всем направлениям и огромными силами, Третьяков не имел даже роты, чтобы подкрепить левый фланг. Поэтому он и ответил Фоку, что у него нет свободных солдат, и он может надеяться только на удаль и мужество рядовых и офицеров.

Около 2 часов дня японская армия после артиллерийской подготовки пошла на новый штурм русских позиций. Снова закипел яростный бой. Японцы несли большие потери, но упорно рвались вперёд. К 4 часам дня японцы выдохлись. Генерал Фок снова посетил позиции, но даже не встретился с Третьяковым и, не отдав ни одного распоряжения, удалился.

2-я армия понесла значительные потери. Пулеметы буквально косили японских солдат. 1-ю дивизию пришлось усилить двумя батальонами из армейского резерва. 3-я дивизия, понесшая большие потери от огня русских кораблей и поражаемая огнем батарей с Тафашинских высот, также была в тяжелом положении. Её пришлось усилить последним батальоном из резерва армии.

Командующий 2-й японской армией генерал-лейтенант барон Оку в донесении императорскому главнокомандующему маршалу Ивао Ояме отметил, что благодаря упорному сопротивлению русской пехоты положение дел не изменялось до 5 часов дня. До этого времени японцы не могли найти бреши в русской обороне. Войска понесли большие потери, и дальнейшее наступление казалось бессмысленным.

Гнерал Оку решился ещё на один штурм. Он планировал произвести решительную атаку на своем правом фланге, где на участке 4-й дивизии наметился небольшой успех. После новой продолжительной артиллерийской подготовки позиции противника, которую поддержали огнем канонерки и миноносцы, 4-я дивизия пошла в решительное наступление. Прибрежные русские траншеи под мощным огнем японской артиллерии были практически полностью разрушены. Сильно поредевшие ряды русских стрелков, которые не имели поддержки артиллерии, не смогли остановить густые цепи противника.

Оставшиеся в живых солдаты 5-й и 7-й рот 5-го полка стали отходить. Японские войска смогли вклиниться в русские позиции. Заметив отступление на левом фланге и не разобравшись в ситуации, отошли и подразделения, защищавшие правый фланг. Японцы быстро заняли оставленные позиции. Войска стали отходить на вторую, более слабую, позицию на линии залива Лунвантан – деревня Суанцайгоу. Только в центре роты 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка продолжали держаться за свои позиции, даже будучи окруженными. Сибирские стрелки встретили лезущих со всех сторон врагов в штыки и гибли в неравной борьбе. В плен никто не сдавался.

Третьяков отмечал:

“Лейтенант Краговский отказался отступать и попрощался со всеми идущими мимо него солдатами. Капитан Маковеев, стоявший во главе восьмой роты, заявил, что никогда не отступит, и сдержал своё слово. Он остался в окопах и был убит, только когда расстрелял весь барабан своего револьвера. Майор Соколов, командир девятой роты, также отказался отступить и с саблей бросился на нескольких японцев, прежде чем был заколот».
К сожалению, героическая оборона одного полка «русских спартанцев» не могла остановить вражескую армию и исправить предвоенные и военные ошибки верховного командования. Как обычно, героизм простых солдат и офицеров скрывает ошибки, халатность, разгильдяйство и воровство других.

Стессель ещё успел обвинить солдат Третьякова, которые стояли насмерть и без подкреплений, что они трусы и предатели. Угрожал военным трибуналом. Только затем запросил для раненых Георгиевские кресты.

Итоги

Бой у Цзиньчжоу стал одним из самых кровопролитных в этой войне. Японская армия потеряла около 4,5 тыс. человек убитыми и ранеными (по другим данным, около 5 тыс. человек), то есть до 10 % личного состава всей армии.

Русские войска потеряли около 1,4 тыс. человек (по другим данным – 1,6 тыс. человек). 5-й стрелковый полк потерял свыше трети своего состава и более половины офицеров. Японцы захватили почти всю русскую артиллерию и пулеметы, так как командование не приняло меры для их эвакуации.

В военном отношении неудача обороны Цзиньчжоуской позиции была определена несколькими факторами.

Во-первых, заблаговременно не были построены долговременные фортификационные сооружения, которые могли превратить узкий перешеек в мощную крепость, для взятия которой японской армии пришлось бы потратить много времени, ресурсов и сил. Собственно, русское командование Цзиньчжоускую позицию вообще не собиралось долго и упорно защищать.

Во-вторых, артиллерия была расположена на открытых позициях, как и в сражении на реке Ялу, и легко поражалась артиллерией противника. Огневая связь между отдельными подразделениями была организована плохо. Артиллерия не имела значительного запаса боеприпасов, и не был организован подвоз снарядов. В результате японцы в первой половине дня подавили русскую артиллерию или она не имела боеприпасов для поддержки пехоты.

В-третьих, главные силы 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майора Фока (14 тыс. штыков) и её артиллерия вообще не приняли участие в сражении. Хотя вступление их в бой, русский контрудар, особенно когда дивизии японской 2-й армии были обескровлены и утомлены, а японцы уже потеряли надежду взять русские позиции, могло вообще привести к победе Русской армии.

2-й армии пришлось бы отойти и перегруппировать силы, чтобы повторить атаку. При этом японцы в ходе этого сражения потратили больше боеприпасов, чем за всю войну с Китаем в 1894–1895 гг. Это буквально шокировало японский Генштаб? А хватит ли ресурсов на войну с Россией?!

Некоторые военные исследователи вообще считают, что если бы в бой был брошен весь корпус Стесселя, а не один полк, японская армия была бы разгромлена, что могло привести к перехвату стратегической инициативы в войне. Однако Фок и Стессель самоустранились от сражения. Верховное командование не только не организовало контрудар, но и не приняло мер для организованного отступления. Это привело к лишним потерям, утрате артиллерии, излишне быстрому отступлению к Порт-Артуру.

В-четвертых, не были использованы все возможности Порт-Артурской эскадры. Хотя удачный пример действий канонерки «Бобр» доказал, что флот мог оказать более действенную поддержку сухопутным войскам.

Поражение у Цзиньчжоу привело к быстрому отступлению русских войск. Все позиции и селения были оставлены, войска оттянули к Порт-Артуру. Дорога на Порт-Артур была открыта. В ночь на 27 мая русские войска отступили к станции Нангалин (Нангуаньлинь). В это же время генерал Фок приказал оставить порт Дальний. Фактически порт просто бросили. Хотя именно здесь в предвоенный период можно было возвести вторую линию обороны, но верховное командование об этом не подумало.

Военный инженер порта капитан Зедгенидзе и лейтенант Сухомлин по своей инициативе стали разрушать всё, что было возможно. Но из-за нехватки времени и рабочих рук просто не успели. Японцы смогли захватить большую часть портовых сооружений в целости и сохранности, что позволило им использовать Дальний как свою военно-морскую базу, перевалочный пункт и тыловую базу 3-й армии.

Так, японцы захватили целыми более 100 складов и бараков, железнодорожные мастерские, электростанцию, вагонетки для узкоколейной железной дороги, более 400 вагонов, 50 различных морских грузовых судов, большой запас рельсов и угля. Именно через Дальний к Порт-Артуру будут перебрасывать тяжелые 11-дюймовые гаубицы. Транспортировка их через Корею, где не было хороших дорог, потребовала бы много месяцев.

Надо сказать, что японцы особо и не спешили двигаться к Порт-Артуру. Они заняли Дальний только через четыре дня после того, как его покинули русские. 2-я армия вообще не преследовала дивизию Фока. Оку оставил заслон у Цзиньчжоу и с главными силами двинулся на ляоянском направлении, чтобы преградить дорогу русской Маньчжурской армии.

Против Порт-Артура должна была действовать 3-я армия под командованием Ноги. Её основой стала 1-я дивизия, которую Оку оставил на порт-артурском направлении. Вскоре прибыл Ноги, его штаб и первые части 11-й дивизии. Именно Марэсукэ Ноги во время японо-китайской войны командовал первой пехотной бригадой, которая за один день захватила Порт-Артур. В начале июне Ноги имел всего 30 тыс. солдат, и резервов у него не было. Наступательный действий японский генерал не вел и активно готовился к обороне, опасаясь активных наступательных действий гарнизона Порт-Артура.

Заставка: Булла 1904-1905 гг. Русско-японская война-3.jpg, Это произведение находится в общественном достоянии в стране его происхождения, а также в других странах и регионах, где срок действия авторских прав составляет жизнь автора плюс 70 лет или меньше, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: