Преподобный Иустин Попович: человек может стать и богом, и дьяволом

114

Журнал ФОМА

Преподобный Иустин Попович — выдающийся сербский богослов, философ, иеромонах и практически наш современник, чей жизненный путь и духовные труды оказали глубокое влияние на современное православное богословие и духовную жизнь верующих. Его наследие продолжает вдохновлять тысячи православных людей по всему миру, побуждая их к более глубокому вхождению в суть христианской веры.

Ранние годы и образование

Иустин Попович родился 25 марта 1894 года в городке Вране на юге Сербии, в семье православного священника. С детства его отличала любовь к Богу и Церкви, что определило его дальнейший жизненный путь. Он окончил духовную семинарию в Белграде, а затем продолжил обучение в университетах России, Греции и Великобритании. Такое разностороннее образование позволило ему не только глубоко понять православное богословие, но и познакомиться с различными культурными и философскими традициями.

Монашеский путь и духовные труды

В 1920 году Иустин Попович принял монашеский постриг и полностью посвятил свою жизнь служению Богу. Его монашеская жизнь была наполнена аскетическими подвигами, молитвой и глубокими богословскими размышлениями. Он служил в различных местах, где проявил себя как глубокий духовный наставник и богослов, преподавал в семинариях, некоторое время был профессором догматического и сравнительного богословия в университете в Белграде.

Преподобный Иустин прошел через подвиг исповедничества и страданий за свою веру. По окончании Второй мировой войны, после прихода к власти коммунистов он был изгнан из университета и заключен в тюрьму в Белграде. Его хотели казнить как «врага народа», однако благодаря заступничеству патриарха Гавриила, незадолго перед этим освобожденного из концлагеря Дахау, отец Иустин избежал смерти и вскоре был выпущен из заключения. Его последнее место служения — монастырь Челие, где он более тридцати лет нес послушание духовника и окончил свои дни. По имени монастыря преподобного Иустина часто называют Челийским.

Отцу Иустину принадлежат многочисленные труды, написанные в разных жанрах, среди которых особое место занимают богословские и философские сочинения. Один из наиболее значимых его трудов — «Жития святых» в 12 томах, в которых он с глубоким знанием и любовью описывает жизни великих подвижников Церкви. Эти жития стали важным источником вдохновения для многих людей, стремящихся к подражанию святым в своей жизни.

Апологетика и богословие

Одной из ключевых тем в трудах Иустина Поповича была борьба с секуляризмом и новомодными псевдорелигиозными течениями, которые, по его мнению, подрывали основы христианской веры и народного благочестия. Он яростно выступал против попыток адаптировать христианство к современным светским стандартам, утверждая, что оно должно оставаться верным Евангелию и вечным истинам, хранителем которых является Священное Предание.

Иустин Попович критиковал западную цивилизацию за материализм и утрату духовных ценностей. Он противопоставлял западному рационализму и прагматизму духовное богатство и мистическую глубину православия. Его апологетические труды направлены на защиту православной веры от влияния секулярного мира и на утверждение ее уникального духовного содержания.

В отношениях между человеком и Богом, человеком и другими людьми, человеком и мирозданием преподобный Иустин на первое место ставил любовь. По его убеждению, только любовь может привести человека к познанию истины, дать подлинную свободу и восстановить в нем целостность, разрушенную грехом, помочь достичь цели, стоящей перед ним. Цель же человеческой жизни — стать Богом по благодати, и достигается она только через Христа, истинного Бога и совершенного Человека, учил отец Иустин. Только в личности Христа обретает значимость и реализацию личность каждого человека. Одним из терминов, которыми пользовался преподобный Иустин для выражения этой мысли, было «охристовление».

Большое значение в своих трудах преподобный Иустин придавал свободе человека. При этом истинной свободой он называл свободу от зла и греха, свободу, которая роднит человека с Богом.

«В действительности существует лишь одна свобода — святая свобода, — писал он. — Это та Христова свобода, которой Он нас освободил от греха, от зла, от дьявола. Она связывает с Богом Единым и Истинным. Все другие свободы неистинны, призрачны, ложны, т. е. на самом деле, все они — рабство, каторга». При этом свобода как таковая — опасный и ответственный дар. «Человек в этой свободе может стать богом по благодати, но может стать и дьяволом по добровольному злу», — предупреждал отец Иустин.

Очень важно, что все размышления преподобного Иустина были не отвлеченным теоретизированием, а результатом его духовного опыта, его личной аскезы. Его жизненное кредо — мысль, взятая у святителя Григория Богослова, — было написано на первой странице настольного Евангелия: «Надобно прежде самому очиститься, потом уже очищать; умудриться, потом умудрять; стать светом, потом просвещать; приблизиться к Богу, потом приводить к Нему других; освятиться, потом освящать». Важной составляющей жизни преподобного Иустина была молитва, которую он называл «дыханием души». «Ею (молитвой. — Ред.) вдыхается небесный воздух; небесное добро, все, что божественно, бессмертно и вечно. Она — первое условие здравия души; без нее проказа души разъедает душевную ткань, и она тлеет, пока совсем не истлеет во зле, во грехе».

Кончина и канонизация

Иустин Попович скончался 7 апреля 1979 года. В 2010 году он был канонизирован Сербской Православной Церковью, что стало признанием его духовного подвига, выдающегося вклада в православное богословие и духовную жизнь. Жизненный пример отца Иустина служит напоминанием, что истинное христианство требует не только веры, но и деятельной любви, самоотверженности, постоянной жажды правды и истины. А его труды — неоценимый дар для всех, кто хочет глубже понять суть христианской веры и стремится жить по евангельским заповедям.

Преподобный Иустин о любви, свободе, Христе и диаволе

О любви

Любовь — это единственное равенство, возможное на земле: равенство человека с человеком, человека с лилией; воробья с человеком; равенство всего со всем, всего на земле со всем, что на небе; равенство всеобщее, ибо оно на Боге основано, а Бог един на небе и на земле, в лилии и в человеке. Богом мы равны через любовь.

Любовь делает бессмертными в человеке и душу, и чувства, преображает их из смертных в бессмертные, из временных в вечные. Почему? Потому что любовь и исходит от Бога, Который есть любовь, и возвращается к Богу; любовь — это боготворящая, обожающая, дарующая бессмертие сила, ибо вся она от Бога. Поэтому апостол любви ясно и решительно благовествует: Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти (1 Ин 3:14). Любовь — это, в действительности, воскресение души из мертвых, восстание от смерти. Не имеющий любви всем существом находится в безысходной темнице смерти без окон, без дверей, без каких-либо просветов — вся его душа и мысль, и чувство заключены в смерти. Отсюда превыше всего необходима деятельная любовь. Без Нее нет воскресения души.

Любовь к Богу и ближнему. Как луна не может сиять без солнца, так и человек не может любить без Бога. Из Бога, который есть любовь, струится и исходит настоящая и святая, и истинная любовь наша к ближнему. Люди, все люди, суть наши ближние — и вновь Богом, ибо Он нас сотворил по образу Своему, поэтому в глубине существа все мы одинаковы, и один другому близкий и ближний.

Лишь один путь ведет к познанию Вечной Истины — это любовь. Приобретая любовь, которая есть сущность Божия, человек реально соединяется с Богом и таким образом приходит к совершенному познанию Вечной Истины. Любовь исполняет человека Богом. По мере исполнения себя Богом человек и познает Бога. Исполняясь Богом, человек просвещается, освящается, обожается и так становится способным к истинному познанию Бога.

О свободе

Совершенный закон свободы: человек создан для того, чтобы стать богом по благодати. В этом заключается совершенный закон свободы. Человек в этой свободе может стать богом по благодати, но может стать и дьяволом по добровольному злу.

В действительности существует лишь одна свобода — святая свобода. Это та Христова свобода, которой Он нас освободил от греха, от зла, от дьявола. Она связывает с Богом Единым и Истинным. Все другие свободы неистинны, призрачны, ложны, т. е. на самом деле, все они — рабство, каторга. «Обещают… свободу, будучи сами рабы тления…» (2 Пет 2:19).

Человек — спасение и свобода. Апостольское, святоотеческое и богочеловеческое учение: Господь может все соделать, но не может спасти человека без самого человека, ибо Он сотворил человека с богообразной свободой. Господь не был бы Самим Собой, если бы человека спасал механически, вопреки его богообразной свободе, составляющей сущность его существа.

Человек — это единственное существо среди всей твари, распростертое от рая до ада. Размах человеческих мыслей, человеческих чувств, человеческих настроений превосходит и ангельский, и дьявольский: превосходит ангельский, так как человек может ниспасть до дьявола; превосходит дьявольский, так как человек может возвыситься до Бога. Человек – всегда вечное существо, хочет ли он того, или нет. По всему, что ему присуще, струится некая загадочная вечность. Самим своим бытием человек предназначен к бессмертию и вечности. Только это бессмертие, эта вечность могут быть двоякими: добрыми или злыми, Божиими или дьявольскими. Человеку оставлена свобода и право выбора между этими двумя бессмертиями, между этими двумя вечностями.

Огромна, безмерна свобода человека, если он может по своей воле отвергнуть Бога. Он, творение Божие, может отвергнуть Бога! В этом — и его божественное величие, и его сатанинская погибель: если он придет к Богу, к своему Творцу, то он божественно велик и величествен; если же выберет сатану, своего убийцу, то он по-дьявольски жалок и отвратителен. Это тем более относится к человеку после пришествия в мiр Богочеловека. Ибо в Богочеловеке наиболее очевидно для человеческих чувств и наиболее убедительно для человеческого ума, для человеческого сознания и сердца явился и оправдал Себя Бог и Господь, единственный истинный Спаситель рода человеческого. И если человек, несмотря на явление в мiр Богочеловека, и после этого может отвергнуть Бога, то воистину его свобода и грандиозна, и самостоятельна, и независима. А от нее зависит весь человек, вся его жизнь и вся его вечность. Отвергая Богочеловека Христа, люди не имеют извинения в этом основном грехе — во грехе всеобъемлющем, так как к роду человеческому не может прийти ни более совершенный Бог, ни более совершенный Человек, ибо таковые не существуют.

Христос — истинный Бог и совершенный человек

Что такое человек — мы познали Богочеловеком. Поэтому происхождение, возрастание, вохристовление, обóжение, совершенствование человека дано в Богочеловеке. Следовательно, в Христологии – единственная истинная антропология. Человек – человек Богочеловеком. Он только Им становится самим собой, постигает первоначальную, безгрешную, Божественную человечность: ту – в идее Божией о человеке, ту — в богообразии. Ибо идея Божия о человеке дана в сотворении человека богообразным. Поэтому все человеческое обращается вокруг этого как вокруг центра.

Охристовление. Бог не сводим к твари; человек не сводим к чувствам. И все-таки: вселенная сводима к атому! Макрокосм — к микрокосму! И Бог к человеку — в Богочеловеке.

Целостный человек. Это человек, слившийся с целомудрием, стяжавший и хранящий целостность и здравость ума. «Исцели душу мою, яко согреших Тебе»: грех разбивает, рассеивает душу, личность человеческую. Только удалением греха из души человек «исцеляется», становится целым, самим собой, целостным. Отсюда — только безгрешным Богочеловеком человек совершенно целостен. И все Им исцелены.

Лишь в Личности Богочеловека обрела свою значимость и личность каждого человека вообще. Ибо сущность личности каждого человека содержится в образе Божием. По учению и опыту Богочеловеческой Церкви, Церкви Православной, самое главное — это найти образ Божий в человеке. Если ты найдешь его в человеке, то ты обрел его непреходящую ценность, его абсолютность, его незаменимость, его бессмертие и вечность. Часто образ Божий в человеке покрыт илом сластей и струпьями пороков, заглушен тернием страстей и грехов. Но предназначение православного христианина — счистить все это с образа Божия в душе человеческой, чтобы этот образ вновь заблистал своей божественной красотой. Если ты сделаешь это, то возлюбишь человека и во грехе его; ты никогда не будешь отождествлять грех с грешником и преступление с преступником; ты всегда сможешь отделить грех от грешника, осудить грех и помиловать грешника, как это сделал Христос с грешницей в Евангелии (см. Ин 8:3–11). Вот, всемилостивый Господь осуждает грех, но не осуждает грешницу. Он как бы говорит: «Я не осуждаю твою богообразную душу, но осуждаю твой грех; ты — не то же самое, что и грех; в тебе есть божественная сила, могущая освободить тебя от греха»; иди и впредь не греши (Ин 8:11).

Для чего существует время? Каков смысл времени? Воплотить вечность воплощением Бога в человеке и через Богочеловека совершить обóжение человека, а через человека — обожение времени и пространства — мира.

О грехе и диаволе

Происхождение зла и греха — в дьяволе; отсюда всякий грех человеческий, не только первый, в сущности своей ведет начало от дьявола как творца всех зол; между грешниками и дьяволом существует некое таинственное генетическое родство, поэтому боговдохновенный Апостол говорит: Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил (1 Ин 3:8).

Зло — это не некая богоданная сущность или свойство сущности, а своевольное отвращение от естественного к противоестественному, что, в действительности, и есть грех.

Первоначальный грех в зародыше, подобно семени, содержит все прочие грехи, весь греховный закон вообще, всю его сущность, его метафизику, и генеалогию, и онтологию, и феноменологию. В первородном грехе открылась сущность всякого греха вообще, начало греха, природа греха, альфа и омега греха. А сущностью греха, будь то дьявольского или человеческого, является непослушание Богу как Абсолютному Добру и Творцу всего доброго. Причиной этого непослушания является самолюбивая гордость.

Грех — это единственная неестественность в природе; со грехом — смерть и дьявол. Эти трое суть единое неестественное в природе и противное ей. Здесь неестественность провозгласила себя естеством. И еще: смерть провозгласила себя жизнью, а дьявол провозгласил себя Богом.

Заставка: JustinPopovic.jpg, Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: