КОМУ И ЗА ЧТО НУЖНО СПИСАТЬ КРЕДИТЫ. В ГОСДУМУ ВНЕСЕНО РЕВОЛЮЦИОННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

112

ЦАРЬГРАД

В Госдуму внесено предложение запретить строительство квартир площадью менее 28 квадратных метров. Потому что продажа молодым семьям микростудий мешает создавать им многодетные семьи. Это стало поводом для одной из тем во время прямого эфира Юрий Пронько с основателем Царьграда Константином Малофеевым.

Юрий Пронько: Ну, хорошо, запретят маленькие квартиры, а есть ли возможность у молодых купить даже эти 28 квадратов? В чём вы видите выход?

Константин Малофеев: Решение очевидное. Мы о нём не раз говорили. Это списание ипотеки по рождению детей. Об этом чуть позже. Скажу, что дом — это наш идеальный сценарий. В доме рождается больше детей. Это вообще единственный шанс на многодетство. А маленькая квартира — это шанс на развод либо на малюсенькую семью, а не на пять-шесть и даже трёх детей.

Вот молодые взяли ипотеку, даже со всеми льготами. И сидят, боятся, не рожают. А что должно происходить в государстве, которое поддерживает многодетство? Ведь не будет людей, всё остальное не имеет значения. Все национальные проекты придётся с заселившими народами делать, с таджиками или китайцами. Людей нет, мы кончились, конкретно, мы, русские, здесь живущие, кончились.

Если указы писать правильно, для народа, то нужно на первой странице написать — демография: всем рожать, а государству помогать всем рожать. Всё. На этом можно закончить. Остальное это лишь приложение маленькими буквами.

— Как помогать с точки зрения жилья?

— Первый ребёнок родился, не надо помогать. Это нас не приводит к результату, если только мы не ограничиваем возраст первых родов. У нас сейчас возраст первых родов — 29 лет. Женщина всё равно родит в 29, мы ей дадим денег или не дадим, потому что 30 лет, часики тикают. А у нас должны быть первые роды в 21-22 года.

— Что для этого нужно сделать?

— Если с материальной точки зрения, тогда до 25 мы поддерживаем. После 25  ты для себя родила. Это должны быть ранние роды. И за это действительно должны быть существенные деньги. А вот затем второго ребёнка родили  это уже семья, состоявшаяся, полноценная. Уже есть брат, сестра. Вот здесь уже надо помогать. Здесь уже надо ставку по ипотеке уменьшать. А вот на третьем ребёнке надо списывать половину кредита вообще.

— Банкиры вас не слышат…

— Да банкиры эти деньги берут в Центральном банке бесплатно. Дело не в них. Если государство собирается работать над тем, чтобы у нас повышалась рождаемость и не падал уровень жизни, тогда три-четыре ребёнка для будущего страны — больше, чем всё, что ты придумываешь субсидиями и дотациями. Это всё не имеет значения по сравнению с конкретными новыми людьми. Поэтому на четвёртом ребенке нужно списывать ипотеку полностью. Всё, у тебя вся страна будет многодетной. В ином случае у тебя не будет людей, и страны не будет.

— Но надо не забывать и о моральном аспекте.

— Моральный аспект очень важен. Это тоже показывает практика. Религиозность и только религиозность, эта неудобная для светского сообщества правда заключается в том, что в Израиле именно религиозность заставляет рожать так много. Это единственный пример, когда государство благополучное, богатое и имеет большой средний коэффициент рождаемости. А в других странах его нет.

— Какой коэффициент рождаемости в других благополучных странах?

— В очень богатой Норвегии, живущей как при коммунизме, 1,5 ребёнка. А в Объединенных Арабских Эмиратах с падением религиозности общества рождаемость упала в два раза.

Поэтому без поддержки, традиционных конфессий, говоря человеческим языком, без воцерковления населения невозможно будет решить эту проблему.

И если у нас на Пасху будет приходить в храмы три процента населения, мы ничего не сделаем даже с большими деньгами. А вот если у нас на Пасху будет 20 процентов населения, то тогда семьи будут многодетными, что бы ни происходило, потому что они будут понимать, что дети — это благословение Божие, что это спасение души для них. Они по-другому будут к детям относиться, а не считать, хватает у нас или не хватает.

— Получается два аспекта.

— Первый: в материальном смысле мы должны понимать, что рождение детей — это главный труд. У женщины точно. Важнее всего остального, что она могла бы сделать, потому что всё остальное может сделать ещё кто-то. А родить может только она. А второе  семьи должны быть религиозны… Ну посмотрите, на 1 июня перед президентом там сидело сколько семей со всех регионов, и все говорили: “Да благословит вас Бог, Владимир Владимирович, какая трудная у вас работа. Мы Вам желаем помощи Божьей”. Все семьи были религиозные. От Камчатки до Чечни. Вот он, портрет многодетных семей страны.

— Я прочитал замечательную книгу Сэма Уолтона, основателя компании Walmart. Он не стал уезжать из своего штата Арканзаса, это юг консервативный. Они решили с супругой до 30 лет родить четверых детей, потому что хотели успеть насладиться общением со взрослыми детьми и внуками. И воплотили это в жизнь. И у нас же в стране есть такие люди…

— Есть. И это прекрасно: многопоколенческая семья, где бабушки и дедушки молодые воспитывают внуков. У них есть время на это. Во всех русских сказках наших есть бабушка с дедушкой. Потому что мама с папой работают, а дети сидят с ними. Это они передают им мудрость. Это они их всему учат. У них много терпения, житейского опыта.

У нас где бабушка с дедушкой? Живут в однокомнатной квартире на другом конце города. Куда это годится? У нас дети, когда подросли, уже у них мама с папой совсем пожилые, а бабушка и дедушка умерли. Поэтому ранние браки, дети, родившиеся рано, — это благословение Божие. Это ни с чем не сравнимая радость, когда ты ещё сам себя достаточно молодым считаешь, а у тебя уже дети взрослые. Это замечательный этап жизни, в котором ты действительно живёшь, будучи другом со своими детьми и общаясь с ними не как с малышами, а как с помощниками твоими, которые уже заботятся о твоём здоровье. 

— Это очень важная часть традиционного общества, которое у нас в XX веке отняли.

— У всех. Не только в Советском Союзе, тут грубо отняли, сделали из женщин работниц вместо матерей.

В Штатах то же самое. Много где. Есть уникальная ложь нашего времени. Это необходимое образование. Вот где у женщины главное — образование, там она перестаёт рожать. Профессор — лысый, но не каждый лысый — профессор.

Образование вообще притянутая за уши аргументация. И странная. Не надо нам совать в лицо образование. Дело не в образовании. Дело в том, что люди кругом неверующие. А люди неверующие начинают думать о материальном. А в материальном смысле им можно уже разную глупость в голову вложить: поживи для себя лет до сорока. Потом пожил для себя, теперь рожай. Ой, рожать теперь с помощью медицины только можно. Теперь ты потратишься на медицину, чтобы родить первый раз. Теперь потратился на медицину, а теперь мужа нет…

Надо бить в набат, надо кричать об этом

— Это всё из семьи должно идти?

— Да. Но мы-то сами родились в советских семьях, в которых было мало детей. И только наши прабабки и прадеды, вот у них по 11-12 детей было, для них это было нормой. Нам надо к этому возвращаться, мы не сможем это сделать органическим путём. Нас революционно ломали через колено, и чтобы восстановиться, нам нужна контрреволюция в голове.

— Но вы знаете, сейчас же такое время. Все женщины хотят получить высшее образование, а материнство им не интересно. Сейчас это не модно…

— А когда мы это начнём говорить? Когда нас не останется здесь совсем? Когда нас просто станет меньшинство в наших городах и селениях? У нас территория какая. Как это всё заселить, если не думать об этом? Надо бить в набат, надо кричать об этом. И это должно быть главным в государственной политике. Ничего не имеет значения, только суммарный коэффициент рождаемости.

Вот сколько в этом году родилось наших родных, не таджиков, приехавших и здесь родивших? Меньше, чем в прошлом году. Тревога. Увольнение министров. Что случилось? Почему никто не работает? У нас уменьшается рождаемость.

— Шесть лет назад у нас была цель — три ребёнка в семье. Сейчас у нас цель — 1,7…

— Цель — всего 1,4. А в майских указах написано к 2030 году 1,6, потом к 2036 году — 1,7. Вот где мы находимся. А с такими планами что у нас будет на практике? Мы будем ещё дальше, наверное, падать. Ниже 1,4. Мы находимся в катастрофической демографической ситуации. Для того чтобы эту ситуацию исправить, нужны меры. Революционные, потому что только с ними мы можем справиться.

Заставка: фото сделано с помощью нейросети

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: