ПРОНЬКО: ПРОБЛЕМЫ ГАЗПРОМА ОПЛАТИТ НАСЕЛЕНИЕ?

97

ЦАРЬГРАД

У российской газовой монополии очень большие проблемы. По итогам 2023 года Газпром получил рекордный убыток — 629 млрд рублей. Его акции на бирже обвалились, а капитализация достигла исторического минимума. И проблемы нарастают, которые, судя по всему, могут предъявить к оплате населению страны. У газовой монополии развилка — либо найти новые рынки сбыта, либо переложить убытки на плечи граждан. При этом ещё четыре года назад были опубликованы данные: за полгода 14 членов правления Газпрома получили в сумме более одного млрд рублей.

У Газпрома большие проблемы. С европейского рынка монополию вышибли. Там вовсю резвятся американские корпорации. Реальная альтернатива — Китай, но сегодня стало известно, что Пекин давит на Россию ради уступок по “Силе Сибири — 2”. Пока попытки Москвы по заключению сделки с Китаем зашли в тупик, сообщила Financial Times. Дескать, Пекин требует цену поставок газа, почти сопоставимую с внутрироссийской. При этом уже сейчас китайцы за российский газ платят меньше иногда в разы, чем за газ из Мьянмы или Узбекистана.

Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности:

“Действительно, проблемы с подписанием контракта по “Силе Сибири — 2” связаны, прежде всего, с позицией китайской стороны, исключительно стремлением китайцев выбить выгодную формулу цены. Китай считает, что “Сила Сибири — 2” для России сейчас важнее, поэтому держит паузу.”

Симонов считает, что в понимании Пекина ситуация всё-таки отличается от “Силы Сибири — 1”. Контракт подписали 10 лет назад, тогда, можно сказать, похожая была ситуация, было возвращение Крыма, и тоже нужно было показать, что у России есть экономическая альтернатива. Китаю тоже этот контракт был нужен, но сейчас российский газ сознательно изгоняется с европейского рынка, несмотря на то что он не попал под санкции. Пекин всё это прекрасно слышит и предъявляет это Москве: дорогие российские друзья, деваться вам, на наш взгляд, некуда, газ вы этот пристроить не сможете.

Насчёт того, что Китай требует цену внутреннего рынка, не знаю, откуда Financial Times всё это берёт, сомневаюсь, что настолько жёсткие требования, возможно, это как радикальная переговорная позиция, но желание привязать стоимость газа к ценам на уголь на внутреннем рынке присутствует, и оно было ещё во время переговоров по “Силе Сибири — 1”, но тогда эти попытки были отбиты… Понятно, что Газпрому этот проект нужен, но он нужен не настолько, чтобы идти на столь грандиозные уступки Китаю, который пытается воспользоваться этой ситуацией,” — говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности.

В Кремле заявили, что переговоры с Пекином будут продолжаться, на это есть политическая воля двух стран.

Дмитрий Песков, официальный представитель Кремля:

“Тема продолжения сотрудничества по поставкам энергоресурсов… Она действительно была в повестке переговоров, обсуждалась Путиным и Си. И в целом, как это было зафиксировано в подписанной декларации, и Россия, и Китай заинтересованы в продолжении и углублении энергодиалога. Что касается аспектов коммерческих переговоров, то они являются непубличными. Это абсолютно нормально, что любая страна отстаивает свои интересы. И здесь переговоры будут продолжаться, потому что на это есть политическая воля руководства двух стран. У нас нет никаких сомнений, что все необходимые договорённости будут достигнуты.”

Успешность или фиаско на газовых переговорах с Пекином, на мой взгляд, не повлияет на другой процесс, который развивается параллельно и который будет иметь прямое отношение к российским домохозяйствам.

Лоббисты монополии активно продвигают идею либерализации внутреннего рынка газа. Сейчас оптовые цены устанавливаются государством. Де-факто речь идёт о субсидировании через экспортные доходы, которые в настоящее время резко сократились.

Игорь Юшков, эксперт Финансового университета:

“Если же мы говорим о либерализации цен, то здесь непонятно, как они будут складываться, потому что в наиболее отдалённых от мест добычи районов газ субсидируется. То есть чем дальше от Ямала, получается, тем выше цены. В том числе и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Мурманске. Получается, туда придёт вообще какой-то золотой газ. То есть, конечно, цены подрастут. А это социальная напряжённость. И я думаю, что правительство посчитает, что это слишком большие риски.”

Исходя из этого, аналитики делают вывод, что отрасль фактически стоит перед выбором между тремя альтернативами: замораживание статус-кво, резкий рост тарифов на газ для потребителей, который превысит инфляцию или поиск рынков сбыта за счёт новых методов торговли. Ещё лучше, если они приступят к глубокой переработке сырья внутри России.

Дмитрий Гусев, зампредседателя Наблюдательного совета Ассоциации “Надёжный партнёр”:

“Газпром не видит четвёртого пути — это развитие глубокой переработки газа. Это на старте фракционирования всех объёмов отделения этана и пропана, бутана и всех прочих. Это производство метанола, аммиака, производства в конечном итоге удобрений, производство электроэнергии из этого газа и реализация его.”

Гусев считает, что очень просто и очень хорошо, имея лоббистские силы и интересы поднимать стоимость товара для внутреннего потребителя, но на самом деле нужно показать, что ты эффективная компания:

“Нужно не просто увеличивать количество труб, чем занимается Газпром последние тридцать лет — сначала в Европе, теперь в России, — а создавать предприятия по переработке газа с высокой добавленной стоимостью. А сейчас, по сути дела, все потребители становятся заложниками Газпрома.”

Не так давно глава Газпрома хвастался, что капитализация корпорации дойдёт до одного триллиона долларов. Не срослось. Однако данный факт никак не повлиял на благосостояние топ-менеджеров газовой монополии и её главы — господина Миллера. Проиллюстрирую это на конкретных цифрах и фактах.

Так, ещё четыре года назад были опубликованы данные, когда за полгода 14 членов правления Газпрома получили в сумме более одного миллиарда рублей. Зарплата топ-менеджеров составила 363,5 млн рублей, а размер премий был в два раза больше и превысил 600 млн рублей. В результате суммарные выплаты увеличились на 33%. В среднем один член правления газовой монополии получал примерно 643 тысячи рублей в день, или 80 тысяч в час, если учитывать только рабочие дни продолжительностью 8 часов.

Другой пример: глава Газпрома Алексей Миллер владеет квартирой в центре Петербурга площадью почти 1 тыс. 400 кв. м и стоимостью, которая превышает миллиард рублей. К такому выводу пришли авторы исследования, которое ранее было опубликовано в деловой прессе.

Эксперты ссылаются на выписку из Единого государственного реестра недвижимости, согласно которой квартира господина Миллера расположена в одном из домов на “золотой миле” Северной столицы — Мытнинской набережной. В этом же доме находится ещё одна квартира площадью 186,5 кв. м, также принадлежащая главе Газпрома.

В 2015 году “Деловой Петербург” писал ещё об одной квартире в этом же доме, якобы принадлежащей Миллеру. Её площадь составляет 400 кв. м. Таким образом, общая площадь предполагаемых апартаментов Миллера в доме на Мытнинской набережной составляет почти 2 тыс. кв. м.

Я не знаю, зачем покупают такие квартиры. Куда они тратят деньги, если их доход за один день почти 650 тысяч рублей. Однако помогать этим деятелям за счёт своего кошелька у меня, как и у вас, нет никакого желания. Их мечты когда-то сбывались, сейчас у них трудный период, но это не значит, на мой взгляд, что их роскошную жизнь должны оплачивать российские домохозяйства. Пусть сами находят решения возникших проблем. Ведут трудные переговоры с китайцами, а лучше запускают новые производства в России по глубокой переработке сырья, которое они десятилетиями гонят за пределы страны.

Заставка: ГАЗПРОМ – panoramio.jpg, Creative Commons Attribution 3.0 Unported, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: