МВД НЕ ЗНАЕТ, МЕШАЮТ ЛИ НИКАБ ИЛИ ПАРАНЖА ИДЕНТИФИКАЦИИ ДЛЯ БЕЗОПАСНОСТИ

148

ИА REX: МВД не знает, мешает ли ношение никабов, паранджи и иной одежды, скрывающей лицо, обеспечению безопасности и идентификации личности. Как сообщает REX 17 апреля, об этом говорится в ответе МВД на запрос депутата Госдумы Михаила Матвеева (КПРФ). Точнее на митингах точно знают, что мешает, а ситуацию дальше митингов «смоделировать» способностями «не располагают», отметил Матвеев.

«В отношении проблематики религиозной одежды отмечаем, что сведениями о причинно-следственной связи ношения одежды, смоделированной в соответствии с религиозными правилами и совершением противоправных деяний экстремистской направленности, не располагаем», — говорится в письме замглавы МВД Андрея Храпова.

В этой связи МВД выражает готовность «рассмотреть соответствующие проекты нормативных правовых актов при их поступлении в восстановленном порядке».

Мир сегодня с “Юрий Подоляка”: Что для узбека в Узбекистане и таджика в Таджикистане – признак терроризма, то в России – теперь традиция…

Абсолютно согласен с коллегами. Нет, я понимаю, наших чиновников в МВД, которые не хотят проявлять никакой инициативы из расчета – “как бы чего не вышло”. Но этот случай настолько очевиден и однозначен, что двух мнений, кажется, и быть не может. Оказывается может. Между тем, ношение, никаба и паранджа (право носить которые так ревностно отстаивают генералы МВД) в Узбекистане и Таджикистане – ЗАПРЕЩЕНЫ ПО ЗАКОНУ!!!

То есть, вдумайтесь, для узбеков в Узбекистане и таджиков в Таджикистане это НЕ считается элементом национального костюма, а в России … для тех же народов – считается. Идиотизм, скажете вы? Нет, это виртуозное мастерство некоторых наших чиновников быть для всех своими и постараться не взять на себя ответственность. А то, что это потом выйдет стране боком – их не тревожит. Это уже будет не их головная боль…

Военное обозрение: «Ползучая исламизация» продолжается: почему никабы, хиджабы, ваххабитские бороды и прочая атрибутика радикального ислама стали нормой в России

Женщины в хиджабах и никабах в крупных городах России в последнее время уже стали обыденностью, ибо история, как известно, никого не учит. Забылись времена, когда террористический акт на Дубровке («Норд-Ост») в Москве унёс жизни 130 человек (по неофициальным данным – 174), уже мало кто помнит о женщинах-смертницах в никабах, на талии которых были пояса «шахидов».

Долгое время в России ношение никабов являлось явным признаком принадлежности к радикальному исламу и поводу позвонить в полицию. Ещё несколько лет назад можно было увидеть в общественных местах предупреждающие листовки о террористической угрозе, которая может исходить от людей, скрывающих лицо. Теперь же, напротив, человеку больше угрожает опасность, если он сделать замечание такой вот «шахидке» в никабе, ибо его могут привлечь за «разжигание межнациональной розни».

В Москве, например, в магазине «Детский мир» в Северном административном округе (САО) на кассе сидит женщина в никабе, и никого это не смущает. Не были нормой в России раньше и хиджабы и ваххабитские бороды у мужчин, сейчас же подобную атрибутику можно увидеть всё чаще. Никаких запретов на ношение никаба или хиджаба в России нет, а ваххабитские бороды вообще становятся всё более модными (особенно в некоторых регионах Кавказа).

Однако если кто-то считает, что демонстрация подобной атрибутики – это норма, то он ошибается, поскольку ношение никаба и хиджаба запрещено не только во многих странах Европы, но и в традиционно мусульманских государствах. Кроме того, исторически мусульмане России никогда не носили бороды без усов на салафитский манер. Демонстрация атрибутики радикального ислама в очередной раз демонстрирует, что процесс ползучей исламизации России набирает обороты.

Почему в России не запретят никабы?

Политологи и журналисты частенько поднимают вопрос исламизации Европы, который действительно стоит там достаточно остро, однако при этом умалчивают один немаловажный факт – во многих странах никабы запрещены.

В 2010 году в Италии запретили носить одежду, «надеваемую по религиозным соображениям», которая бы скрывала лицо и мешала идентификации человека. Впоследствии примеру Италии последовали другие европейские страны: Бельгия, Франция, Нидерланды, Австрия и Германия. С августа 2018 года в Дании вступил в силу закон, запрещающий ношение головных уборов, скрывающих лицо. В Европе никаб ассоциируется с радикальными исламистами и их девиантным поведением.

Более того, никаб запрещён не только в некоторых европейских странах, но и в странах с преимущественно мусульманским населением – Египте, Тунисе, Марокко. Даже университеты Сирии запрещают закрывать лицо вуалью.

Что касается хиджаба, то показателен тот факт, что в Турции, Таджикистане, Азербайджане и ряде других стран с преобладанием мусульманского населения ношение хиджабов либо запрещено либо не считается обязательным. Летом 2015 г. после длительных и острых дебатов, проходивших на уровне правительства, ношение хиджаба было запрещено в школах Киргизстана. Причём опасения властей вызывает не столько хиджаб сам по себе, сколько рост политического влияния радикального ислама.

Исламистские группировки посредством продвижения и отстаивания своих религиозных символов добиваются не реализации прав человека или свободы на религиозное самовыражение, а политического и культурного влияния в той социокультурной среде, в которой они не составляют большинства*.

В России же никаких запретов на никабы и хиджабы, как уже было сказано, нет. Наоборот, подобные шаги в последние пару лет даже стали поощряться российскими властями. Так, в прошлом году депутаты Ингушетии решили законодательно разрешить мусульманкам носить хиджаб в образовательных учреждениях, отмечая, что это

«неотъемлемая часть гарантированного Конституцией права российских граждан на свободу вероисповедания.»
При этом хиджаб никогда не являлся традиционной одеждой мусульман России, он всегда являлся частью арабской традиции. Никогда в России татарки, башкирки и т. д. не носили никабов и хиджабов. Председатель Национального антикоррупционного комитета, член совета по правам человека при президенте РФ Кирилл Кабанов справедливо отмечает, что данные традиции чужды России.

«Никабы, паранджа, особый вид бороды и другие внешние радикально-религиозные атрибуты где-то и для кого-то являются традиционными ценностями так же, как и многоженство, побиение камнями, отрезание головы/снятие скальпа неверным или вера в существование джинов. Однако это является привнесенным и чуждым на нашей земле и в нашем правовом пространстве светского государства, поскольку противоречит нашим сложившимся за века культурно-историческим традициям. Хотя мы прекрасно понимаем и допускаем факт того, что эти ценности вполне могут существовать, но в рамках своего отдельного культурно-исторического пространства и в границах соответствующего суверенного государства.»
Возникает вопрос – почему в России, где органы госбезопасности имеют большое влияние, так до сих пор не запретили ношение никаба в рамках борьбы с терроризмом? Ведь во многих странах никаб связывают именно с терроризмом и исламизмом. Почему не запрещены маски, балаклавы и одежда, полностью скрывающая лицо в общественных местах?

Очевидно, что решение о снисходительном отношении к радикальному исламу и атрибутике радикального ислама было принято в высоких кабинетах Москвы, поэтому ФСБ закрывает на это глаза. Пока что не видно, что кто-то из высокопоставленных чиновников собирается препятствовать ползучей исламизации России, наоборот, своей миграционной политикой чиновники способствуют ей.

Проблема исламизма и ваххабизма

Ещё одной проблемой является ваххабизм, который в России становится всё более популярным.

Не секрет, что некоторые республики РФ с преимущественно мусульманским населением лишь формально находятся в правовом поле России, а на самом деле живут по законам шариата. Это относится, в частности, к Чечне и Дагестану. То, что порой нормы шариата нарушают нормы и принципы российского права, никого не волнует, ибо Москва закрывает на это глаза.

История с Никитой Журавелем, которого избили в СИЗО и осудили на 3,5 года колонии за то, что он сжёг даже не Коран, а пересказ тафсира «Свет священного Корана» (Разъяснения и толкования), между прочим, внесённый Министерством юстиции РФ в список экстремистских материалов под номерами 1070 и 5075, служит тому явным подтверждением.

В некоторых республиках РФ популярны радикальные течения ислама. По мнению многих экспертов и авторов, ваххабизм – это одна из угроз для современной России. В 2013 г. ваххабитские общины созданы во всех субъектах РФ, за исключением Чукотского АО. Ваххабитские эмиссары-миссионеры прибывают на Северный Кавказ, прежде всего в Дагестан и Карачаево-Черкесию, из Пакистана, Иордании и Саудовской Аравии и занимаются там вербовкой сторонников.

Ваххабизм – одно из наименований течения в исламе, оформившегося в XVIII в. Однако оно употребляется в основном противниками этого течения, сами ваххабиты, как правило, именуют себя салафитами. Крупнейшим материальным и идейным внешним «спонсором» распространения ваххабизма в РФ является Саудовская Аравия, а также некоторые другие государства Ближнего Востока. Одной из целей распространения ваххабизма является расширение сферы политического влияния ряда исламских государств, в первую очередь Саудовской Аравии**.

Разница между радикальными салафитами или ваххабитами и так называемыми «реформаторами» в том, что радикалы основной своей целью считают создание исламского государства или халифата с помощью джихада, вооружённой борьбы против «неверных», а «реформаторы» считают, что тех же целей можно достигнуть мирными средствами – строительством мечетей, работой с населением, распространением листовок и литературы, критикой государственного строя и т. д.

Отличительной чертой ваххабитов или салафитов является длинная окладистая борода и тщательно выбритые усы.

Широкое распространение ваххабизма в северокавказских республиках, по мнению ряда исследователей, тесно коррелирует со спецификой властных структур в регионе. Данный тип власти можно было бы назвать дотационным авторитаризмом. При этом местные элиты стараются поддерживать политические и экономические связи с исламскими и арабскими странами.

Число приверженцев ваххабизма в России постоянно растёт, и некоторые специалисты даже высказывают мнение, что рост влияния ваххабитского движения в России – процесс необратимый. Главными очагами ваххабизма являются Дагестан и Карачаево-Черкесия.

Москва этому особо не противодействует, так что можно только гадать, к каким последствиям это в итоге приведёт.

Автор уже не раз писал о том, что угроза исламизации России – это реальная угроза, причём достаточно приближенная по времени. Заигрывание с исламистами и поблажки для тех, кто совершает противозаконные деяния, способствуют тому, что от власти начинают требовать всё новых и новых уступок.

Не стоит забывать, что в исламе существует чёткая политическая установка:

«Весь мир делится на Дар-аль-Ислам («страна ислама», государство, где правят по шариату) и Дар-аль-Харб («страна неверных», немусульманские государства). Дараль-Ислам находится в состоянии бескомпромиссной борьбы с Дар-аль-Харб. Религиозной обязанностью мусульман является непрерывное расширение исламской территории за счёт территории «неверных (кафиров).»
Это не означает полного геноцида «неверных», достаточно утвердить повсеместно исламскую власть и шариат. Борьба за веру – это «джихад» в смысле «сражение». Но сражение не обязательно ведётся военными средствами. Это может быть экономическая война, подкуп чиновников, демографическая экспансия***.

В качестве новейшей формы джихада Хью Фитцджеральд рассматривает переселение мусульман в Европу. Когда в результате реконкисты (освободительной войны против мусульман в Европе) халифат (исламское государство) был ликвидирован, исламские старейшины постановили, что мусульмане не могут жить под властью «неверных», и в 1492 г. мусульмане покинули Испанию. В последние же 30-40 лет мы наблюдаем обратный процесс: мусульмане переселяются в Европу, открыто заявляя, что через 1-2 поколения Европа станет мусульманской.

Эта проблема касается в одинаковой степени и Российской Федерации. Пока что исламизация России набирает обороты при полном бездействии властей и силовиков.

Примечания:
*В. А. Авксентьев, Б. В. Аксюмов, В. А. Васильченко. Конфликт вокруг хиджабов: религия или политика? // Наука Юга России (Вестник Южного научного центра). – 2016.– Том 12, № 1.– С. 65-74.
**Василенко, В. Исламский экстремизм в Северо-Кавказском регионе/ В. Василенко, В. Малышев // Россия и мусульманский мир – 2013. – №7. – С. 42-62.
***Там же.

Автор: Виктор Бирюков

Заставка: Женщина с никабом. фото Антуан Тавено Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 .wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: