Об экспорте

158

ВОЕНКОР МАРАТ ХАЙРУЛЛИН

Мало того, что наша страна, наращивая в последние 10 лет производство зерна (прежде всего пшеницы), очень серьезно подорвала ценовую монополию западных производителей на мировом рынке, так еще мы сделали нерентабельным производство пшеницы в Европе. Прежде всего во Франции и Германии.

Но и это еще не все. Речь идет о пшенице. А ее надо не только суметь вырастить, что само по себе непросто. Но еще и сохранить, так как это очень сложный продукт, требующий специального высокотехнологичного режима (те самые элеваторы). Плюс необходим особый режим транспортировки.
Как только укры (а по факту их западные хозяева) начали бить по нашим НПЗ (повторюсь, одна из целей атак – спровоцировать рост цен на ГСМ в преддверии посевной), наши тут же ответили массированным ударом по основным генерирующим мощностям укропии.
Что спровоцировало массовое отключение тех же самых элеваторов. А здесь есть одна хитрость: у нас и у укропов (а по факту у глобальных американских производителей на Украине) скопилось немало пшеницы прошлогоднего урожая. У нас порядка 20 миллионов тонн, у укров чуть меньше.
Этот запас надо продать до лета, чтобы освободить элеваторы к началу сбора нового урожая. И вдруг такая засада: без электричества очень чувствительная к режиму хранения пшеница у укропов, в лучшем случае, пойдет теперь на фураж.

То есть даже из этого примера видно, какая нешуточная битва развернулась в мире за продовольственные рынки.
Людей на планете становится все больше, жить и питаться народ хочет все лучше, поэтому спрос на продовольствие будет только расти. Причем именно на его премиальный сегмент, в который и входит пшеница.
В мире стабильно покупают пшеницу (и зерно в целом) более 130 стран, а вот основных производителей всего 10. И главным теперь стала Россия.
В процентном отношении это выглядит так. За несколько лет до СВО мы едва дотягивали до 9 процентов мирового экспорта пшеницы (и зерна в целом). Сейчас уже стабильно перекрываем 15% и ставим задачу контролировать порядка 20 процентов. И это не смотря на всевозможные санкции.
При этом так называемое всемирное потепление уже сегодня превращает все больше и больше пространств нашей страны из зоны рискованного земледелия в зону устойчивого производителя.
С каждым годом мы все больше и больше производим пшеницы в Сибири и на Дальнем Востоке.

Причем ряд факторов позволяет нашей стране уже сейчас диктовать ценовую политику на мировом рынке продовольствия. Прежде всего потому, что мы являемся также главным производителем самой важной категории удобрений – азотных.
Их, в отличие от калийных и фосфорных удобрений, надо вносить в почву каждый год. Соответственно, более пятидесяти процентов потребления всех удобрений в мире приходится именно на азот.
А главный ингредиент в производстве этих удобрений – газ. Чем он дешевле, тем рентабельнее их производство.
Раньше основные производители зерна, ориентированные именно на экспорт (США, Франция, Канада, Германия), покупали у нас или газ или его производную – аммиак. И сами производили у себя дешевые азотные удобрения, дополнительно зарабатывая на этом.
Но с началом СВО ситуация, сами понимаете, изменилась.

Первой пострадала Германия: она практически перестала экспортировать зерно, так как едва обеспечивает свои собственные нужды. И практически полностью перестала производить азотные удобрения (концерн Байер), так как американский СПГ делает производство нерентабельным.
Соответственно, Германия уже не может конкурировать с нами на мировом рынке зерна из-за дорогих удобрений. Тот же процесс наблюдается и во Франции.
Между тем еще в 2019 году в России на федеральном уровне была принята программа о генеральной модернизации старых производств азотных удобрений и создании новых (опять совпадение). Не зависимо от этого пять основных российских производителей азотных удобрений (и аммиака) в последние годы ударными темпами наращивают капиталовложения в основное производство.
Сейчас наша страна так или иначе контролирует около 20 процентов мирового рынка азотных удобрений (еще больше рынка аммиака).

И, судя по всему, нацелилась на планку 25-30 процентов.
Это мы еще не говорим о двух других категориях удобрений (калийных и фосфорных), где мы тоже занимаем лидирующие позиции.

И все эти процессы, обратите внимание еще раз, как-то связаны с СВО. У наших заклятых партнеров все убавляется, а у нас почему-то прибавляется, и мы почему-то совершенно не торопимся форсировать войну. Ведя ее неторопливо и основательно.
И заметьте: санкции наложены на нас, а убытки терпят в основном они.
Я уже говорил, что продовольствие – это только часть контекста. Например, как вам такая деталь.

Раньше, чтобы вывозить зерно, нашим производителям приходилось фрахтовать суда у иностранцев (в основном тех же самых западных фирм и посредников). А в прошлом году впервые наши зернотрейдеры самостоятельно вышли, что называется, «на большую воду».
И уже даже как-то неудобно повторять, что их прибыли очень серьезно выросли – в среднем на 50 процентов.
Опять же из-за проклятых санкций начали платить не нашим заклятым партнерам, а самим себе.
И вот теперь, учитывая все это, не лишним будет вспомнить, что американцы, затевая СВО, надеялись полностью вновь взять под контроль наше наиболее выгодное производство.
Например, навязывая продажи нашего зерна только через их трейдеров. Ну или вообще запретив развивать производство, чтобы держать высокие мировые цены. Как Европа запретила Болгарии в свое время выращивать дешевые болгарские помидоры, чтобы они не мешали дорогим голландским.
Цель США была именно в том, чтобы диктовать нам подобные условия по всей номенклатуре – нефть, металлы, продовольствие, удобрения и так далее.
Не говоря уже о развитии собственного производства.

То есть в глобальном плане СВО это не просто уничтожение нациков в укропии, это битва за наше будущее процветание. Мы и так стали жить неплохо, а по итогам этой войны должны будем еще лучше. А если брать шире, то наше процветание означает банкротство Америки.
Мы историей на Украине просто подло выбили табуретку из под ног гегемона. Отчего он так и бесится. Но это уже другая история.
А здесь в виде шутки стоит добавить, что перед СВО мы предлагали укропии чуть ли не на коленях проект совместного зернового ОПЕКа. То есть предлагали поделиться по-братски, а они как всегда ответили нам по- свинаки. Ну так тому и быть. Будем снимать сливки с этого рынка единолично.

/voenkorkhayrullin/

Заставка: pixabay.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: