Верховный суд дал добро рейдерским захватам?

214

Кирилл Александров, СПЖ

Верховный суд Украины принял решение по делу о переводе православной общины в ПЦУ. Полный текст решения еще не опубликован, но выводы уже сделать можно.

3 апреля 2024 г. Верховный суд Украины рассмотрел дело Свято-Покровской религиозной общины УПЦ села Калиновка Житомирской области, которая пыталась опротестовать решение территориальной общины села о переходе храма в ПЦУ. Налицо было нарушение законодательства. Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» требует, чтобы вопрос канонической принадлежности решали исключительно члены религиозной общины. Однако в Калиновке, как и во всех остальных (за крайне редким исключением) случаях, процедура перевода в ПЦУ происходила по стандартной схеме, которая противоречит закону: собралась территориальная община, что не предусмотрено ни законом, ни уставом самой общины, проголосовала за переход, а затем крепкие молодые люди силой захватили храм.

Община УПЦ пыталась оспорить все это беззаконие в суде, но суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали. Дело перешло в Большую палату Верховного суда. И вот наконец и Верховный суд вынес свое решение, и оно не в пользу общины УПЦ.

Повторим, окончательные выводы можно будет сделать только после того, как будет обнародован полный текст судебного решения. Но уже из пресс-релиза Верховного суда можно сделать вывод: суд посчитал голосование территориальной общины вместо религиозной соответствующим закону Украины.

Первые выводы

Какие выводы можно сделать уже сейчас из еще неопубликованного полностью решения Верховного суда? Повторим, более конкретно обо всем этом можно будет говорить после того, как текст решения будет опубликован полностью.

Во-первых, Верховный суд доказал, что в Украине не существует независимой судебной власти. Принять решение, прямо противоречащее Конституции Украины и профильному закону «О свободе совести и религиозных организациях», можно только под давлением властей и исходя из политической целесообразности.

Отсутствие независимости судебной власти – это наследие СССР, которое мы до сих пор не можем преодолеть на каком-то глубинном, ментальном уровне. Это наследие будет нам очень мешать в построении действительно независимой страны и свободного развитого общества, а то и сделает это вообще невозможным.

Во-вторых, это еще более нивелирует значение законов как регуляторов общественных отношений. Ведь если в законе написано одно, а суды решают другое, то как граждане могут руководствоваться законом? Они будут руководствоваться политической целесообразностью, существующей на данный момент. Сегодня эта целесообразность заключается в том, что УПЦ должна быть уничтожена. И тот, кто этим занимается, может преступать закон, совершать преступления, оскорблять граждан и совершать над ними насилие, и ему все сойдет с рук.

Сколько видео гуляет по интернету, где бравые молодчики вместо того, чтобы защищать страну от врага на фронте, избивают мирных украинских граждан, взламывают двери храмов и творят беспредел, а полиция при всем этом присутствует и не только не останавливает их, но порой еще и помогает.

Когда-то после Революции 1917 г. большевики придумали термин «революционная целесообразность» и оправдывали им любое свое преступление и беззаконие.

В-третьих, теперь суды первой инстанции, а также апелляционные суды будут более смело выносить решения в пользу захватчиков храмов. На сегодняшний день существует порядка 60 судебных процессов, которые были приостановлены в связи с рассмотрением дела по иску Свято-Покровской религиозной общины УПЦ села Калиновка в Верховном суде. Теперь они возобновятся, и судьи смогут со спокойной душой принимать решения в пользу ПЦУ. То есть решение Верховного суда станет неким прецедентом для аналогичных решений.

Адвокаты ПЦУ не скрывают своей радости по этому поводу. «В общем, важность этого решения для продолжающегося с 2019 года процесса перехода религиозных общин Украины из УПЦ МП в ПЦУ трудно переоценить, ведь оно станет прецедентным для всех других подобных споров и придаст уверенности в законности такого перехода религиозным общинам, которые еще колеблются принимать решение о выходе из УПЦ МП», – такие слова одного из адвокатов ПЦУ цитирует «Украинская правда».

Однако повторим, определенно это утверждать можно будет только после опубликования полного текста решения Верховного суда. Существует вероятность, хотя и очень небольшая, что суд откажет в удовлетворении иска по формальным причинам, а не по сути.

В-четвертых, число силовых захватов увеличится, но не сильно. Это потому, что их число и так велико. Конечно, решение Верховного суда придаст захватчикам силу и уверенность в своей безнаказанности, но их возможности также не безграничны. Нужно собирать людей, оплачивать их услуги, организовывать и так далее. Кроме того, силовые действия худо-бедно фиксируются и влекут за собой возбуждение уголовных или административных дел против таких лиц. Да, с большими трудностями, да, порой через суды, да, преодолевая угрозы и запугивания, но все же.

В-пятых, что увеличится значительно, так это проведение собраний территориальных общин и голосование за переход в ПЦУ, с последующим внесением изменений в государственные реестры. Это все также будет оспариваться в судах верующими УПЦ, но после решения Верховного суда надежды на благоприятный исход таких судебных дел почти нет.

В-шестых, Верховный суд по сути закладывает на религиозном поле мину замедленного действия. Ведь если сейчас узаконивается беспредел в отношении УПЦ, то завтра он может обернуться и против других религиозных организаций. Если, к примеру, появится политическая целесообразность присоединить ПЦУ к греко-католикам, то с ПЦУ тоже уже никто церемониться не будет.

А есть ведь еще и мусульмане и представители других религий.

Можно ли что-то сделать?

Во-первых, надо дождаться полного текста решения. Возможно, хотя и маловероятно, он будет содержать формулировки, не позволяющие сделать однозначный вывод о законности перевода религиозных общин из одной конфессии в другую решением территориальной общины. Однако это будет ясно только юристам, людям, разбирающимся в тонкостях таких формулировок.

Для широкой публики, а особенно для активных сторонников ПЦУ, это будет означать, что Верховный суд дал добро на все их беззаконные действия. Кода текст решения будет опубликован, то станет понятно, можно ли будет, опираясь на него, защищать интересы общин УПЦ в судах первой и апелляционной инстанций.

Во-вторых, для общины Свято-Покровского храма с. Калиновка существует возможность обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). По всей вероятности, этот суд должен принять сторону УПЦ, потому что так говорит Конституция и закон «О свободе совести», а также Европейская конвенция по правам человека. Кроме того, несколько лет назад этот суд уже принял решение по аналогичному делу, в котором заявил, что права фиксированных членов религиозной общины имеют преимущество перед мнением называющих себя членами общины, но не оформленных документально как таковые.

Однако здесь есть несколько моментов. ЕСПЧ может рассматривать дела очень долго, процесс может длиться годами. За это время ПЦУ уже сможет захватить все храмы УПЦ, а государство – запретить ее существование. Также нет стопроцентной гарантии, что ЕСПЧ примет справедливое решение. Конечно, эта судебная инстанция не так заангажирована, как суды в Украине, но тем не менее в ее практике случались заведомо неправомерные и абсурдные решения.

В-третьих, для противодействия незаконным переводам и отстаивания своих прав в судах и административных органах очень важно, чтобы в общине УПЦ были правильно оформлены все юридические документы. Особое внимание следует уделить оформлению фиксированного членства в общинах. Это должен быть не просто протокол общего собрания, где собрались люди и сами проголосовали за свое включение в список общины.

В идеале это должна быть целая цепочка протоколов собраний общины, начиная от самого ее создания. Изначально собиралась так называемая церковная десятка, на которую и регистрировалась община. Но затем должны были проходить собрания общины, с оформлением протоколов, и эти десять основателей общины должны были голосовать за принятие еще десятерых (к примеру) членов, затем эти уже действительные двадцать членов общины должны были голосовать за принятие следующих и так далее. То есть не должно быть ситуации, когда верующие принимают сами себя в члены общины.

Если фиксированное членство в общине оформлено указанным выше образом, то юридически очень трудно перевести ее в ПЦУ, если члены общины против такого перехода. Но беда в том, что редко в какой общине уделяют должное внимание таким юридическим тонкостям.

И самое главное – залог сохранения общины, это прежде всего ее единство и верность Церкви. Никакие юридические схемы не помогут, если в общине люди не будут понимать, ради чего они держатся за УПЦ. Ради чего они страдают и терпят поношения и непонимание со стороны своих соседей и близких.

Если же верующие осознают, что есть только одна «Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь», если они понимают, что анафематствованные раскольники не могут быть церковью, если верующие осознают, что речь идет не о том, кто выиграет или проиграет в судах, и даже не о том, кто будет владеть храмовым зданием, а кто будет изгнан из него. Речь о том, кто в будущем веке будет признан Иисусом Христом верным, а кто услышит он него: «…отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7,23).

Эта верность Христу несмотря ни на что, только она одна и спасет нас и поможет преодолеть все сегодняшние трудности. У христианской общины можно забрать храм, можно юридически перерегистрировать ее в ПЦУ, но нельзя забрать у людей веру. Такие люди соберутся где-нибудь в частном доме или другом помещении, они со всеми неудобствами отслужат со своим батюшкой Божественную литургию и будет с ними по слову Христа: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18,20).

Заставка: Скриншот сайта court.gov.ua/press/ с сайта СПЖ

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: