Варианты будущего

210

как правильно подготовиться к глобальной катастрофе

Андрей Школьников, Алексей Гончаров

“ЗАВТРА”. Андрей Юрьевич, каким вы видите будущее мироустройство?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Будущее не является предопределённым, всегда есть несколько вариантов. Есть три градации изменений: кризис, катастрофа, катаклизм. В кризис меняются отдельные законы и принципы, но через некоторое время всё возвращается обратно. Кризис можно пересидеть. В катастрофе ломаются базовые законы и принципы. Её пересидеть нельзя, это слишком серьёзный и болезненный период — надо крутиться. При катаклизме рушится вообще вся система. Кризис был в 1998 и 2008 годах. Катастрофа случилась в 1990-е на территории бывшего Советского Союза. А катаклизм — это что-то вроде начала Тёмных веков.

Сейчас мир входит не в кризис, а в катастрофу. Первый серьёзный момент здесь заключается в том, что ломается логика организации мира — ломается мир-система (метрополия — полупериферия — периферия). Мир Pax Britannica закончился, сейчас гибнет мир Pax Americana, и новой мир-системы создать не получится.

Второй важный момент, который тоже даёт указание на катастрофу, это то, что описывали в своё время Маркс, Энгельс и Ленин, — окончание капиталистического расширения мира, когда метрополия преодолевала свой кризис за счёт ограбления периферии. Сейчас всё, что можно, уже посчитано, учтено и использовано. Мир стал полностью замкнутым. Эти два фактора не дают возможности что-то менять — будет катастрофа, поскольку изменятся принципы, по которым мир жил последние четыреста лет.

“ЗАВТРА”. Какими будут эти изменения?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Здесь проблема даже не в самих изменениях, а в том, что мы не знаем, как они будут происходить — у нас нет модели для подобного расчёта. Всё начинает ломаться, причём в разных направлениях. То есть идёт буря, и одновременно непонятные чудовища начинают всплывать из моря. В итоге курс корабля, который считался правильным, десять раз нужно поменять. Чтобы в таких условиях выжить, нужно становиться за руль, высматривать всё, что происходит вокруг, прогнозировать, куда наше судно плывёт, и начинать выруливать.

Мы заходим в ситуацию, когда в принципе невозможно выбрать курс вперёд. Можно пытаться угадать его, но цена ошибки каждый раз разная. Например, раньше в кризис вы могли потерять несколько десятков процентов и переждать, пока ситуация восстановится, понимая, что после падения опять будет рост. В условиях катастрофы ваш капитал может просто исчезнуть: что было активом, может стать пассивом, что приносило деньги, перестаёт это делать. Мы сейчас входим в ситуацию, когда наши 1990-е годы повторятся, но уже для всего мира.

Нужно понимать, что, к сожалению, больше нет островов спокойствия, где можно вообще ничего не делать — расслабиться не получится.

“ЗАВТРА”. Вы часто говорите о сценарии, связанном с обрушением Долины пирамид. Что это за сценарий?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Последние 400 лет шло капиталистическое расширение. Разумеется, Советский Союз был системным антикапитализмом, но многие принципы расширения были сопоставимы. При Сталине были артели, составлявшие 8% советской позднесталинской экономики. 3/4 номенклатуры потребительских товаров производились именно артелями. Но это был, условно говоря, кооператив, где ты имеешь долю, пока в нём работаешь. Ты не можешь её передать или завещать.

Кстати, вы когда-нибудь слышали, чтобы после смерти Ротшильда, Варбурга, Лазара, Валленберга, Баруха их наследники заплатили бы налоги в несколько миллиардов долларов или евро? Мы переходим к системе, в которой капиталистическое расширение нужно будет убирать.

“ЗАВТРА”. Кто будет устанавливать правила игры?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Государство их будет определять. Оно и сейчас определяет правила игры. Просто мы начитались неправильных переводов Адама Смита, где есть метафора “invisible hand”, и советские переводчики перевели её буквально — “невидимая рука”. Чья невидимая рука? Рынка… А если посмотреть по смыслу, то “invisible hand” надо переводить как “незримое провидение”, что есть совершенно другая картина. И фактически государство будет переходить на уровень “незримого провидения” и поменяет правила игры. Но до этого надо ещё дожить.

Проблема текущего долгового, ипотечного, валютного, фондового, биржевого рынков — в том, что они спекулятивны. Они построены на “плавающих” курсах не для того, чтобы инвестировать и беречь деньги, а чтобы была возможность спекулировать и на этом зарабатывать. По сути, основная функция всех этих рынков — распределение эмиссии. Есть ФРС, которая печатает нужные суммы, то есть создаёт их из воздуха, и раскидывает по банкам, каждый из которых накидывает свой маленький процентик.

“ЗАВТРА”. Наступающая катастрофа это каким-то образом скорректирует?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Радикально. Прекращаем печатание денег, делаем жёсткие понятные ставки, начинаем по-другому планировать. Будущая особенность экономики, будущее вообще всей общественной сферы — в том, что у нас не будет рынка в нынешнем понимании.

Как сейчас происходит принятие решения о создании нового завода? Рисуется бизнес-план, делается анализ отрасли, рассчитываются объёмы, инвестиции. Строим завод. И выясняется, что то же самое сделали ещё человек шесть. В итоге работают семь заводов, а объёма рынка хватает лишь на три. Все производства не окупаются, пара из них банкротятся, отрасль приходит в некий кризис. Но деньги и ресурсы потрачены. А проблемы избытка производства и недостатка производства решаются за счёт периферии. Её просто грабят. За копейки получают природные ресурсы, труд практически ничего не стоит и прочее.

Это всё уходит, мы начинаем жить в замкнутой системе, которая напоминает сталинскую экономику — единственный, по сути, крупный, массовый пример в жизни человечества, когда важным принципом было не разделение труда, а разделение знаний или углубление труда. Не прибыль и не вал мы гнали — это было уже потом, при Косыгине. У нас была логика одновременного повышения качества при снижении себестоимости. То есть инновация и оптимизация, а это в разы сложнее.

В будущем мы придём к замкнутой экономике, когда нет избытка ресурсов, и планирование идёт не снизу, а сверху. Мы видим естественный запрос на плановую экономику. Сейчас это делается на уровне крупных компаний. Транснациональные корпорации уже всё планируют. На уровне государств, отдельных отраслей должны функционировать центры планирования. И тогда в целом получит плюс вся экономика, а не конкретный человек. Человек будет получать свой процент от того, что реализует. Это другие принципы, и мы на них будем выходить.

“ЗАВТРА”. Сколько времени на это потребуется?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Сначала уйдёт 7—10 лет на разворот. Мир будет распадаться, потом будет пытаться восстановиться на старых принципах. И во второй половине 2030-х годов уже начнётся переход на новые режимы. Но до этого времени мир будет трясти. В истории много примеров, когда красивые страны, которые замечательно жили, исчезали в ходе внешних событий. Так, Латинская Америка — пример просто полного набора неуспехов. Или, например, после ухода Франко в Испании начались либеральные реформы в экономике — и где оказалась эта страна? А с точки зрения продолженного настоящего там всё было хорошо.

Когда вы смотрите на будущее, никогда не планируйте, исходя из того, что это будет улучшенная версия настоящего. Оно будет другое. Простой бытовой пример. Многие из вас мечтают построить большой дом за городом и жить там всей семьёй. Туда будут приезжать дети, внуки, друзья — такая мечта о дворянском чудном гнезде… Но, когда всё построено, жизнь уже изменилась, у детей и внуков свои планы и интересы, семьи, работа, учёба. И они станут появляться у вас в лучшем случае раза два в год. Сил заботиться в одиночку о громадном доме у вас нет, любая поездка в магазин, поликлинику, аптеку стала проблемой. В итоге вы снова перебираетесь в город, приходит понимание, что не нужно было вкладывать всю жизнь в этот дом, лишать себя отдыха, поездок к морю — ради того, что никому не нужно.

“ЗАВТРА”. А если вкладываться не в дом, то во что?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Из всех вариантов будущего, которые вы изучили, выбирайте тот, что кажется самым оптимальным. Но по остальным вариантам делайте так, чтобы, если они произошли, вы не потеряли бы того, что есть. Чётко поймите, что́ для вас есть основное, но не вкладывайте всё в одну корзину.

“ЗАВТРА”. Может, надо вкладываться в доли предприятий?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Исходя из того, что мы сейчас видим, государство станет брать под контроль крупнейший бизнес. Неважно, будет ли это национализацией или введением в контур управления, смысл в том, что государству нужно будет это контролировать. Малый, средний бизнес государство не возьмёт. Поэтому, если вы не рантье и хотите в условиях катастрофы выжить, самое оптимальное — это войти в производственный бизнес, ориентированный на условия именно ухудшения ситуации, с обеспечением запасов, и находящийся не за пределами государства. То есть зайти в ниши, которые будут освобождаться из-за ухода импортной продукции.

“ЗАВТРА”. Как это делается?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Если у вас появился хороший проект, идея, которая имеет будущее, которую можно масштабировать, и которая будет востребована, не нужно пытаться набрать кредитов и делать всё самому. У вас не получится. Делайте проще. Нашему государству сейчас необходимо заниматься импортозамещением. Некоторое время назад Николай Платонович Патрушев сказал, что хватит нам параллельного импорта, пора начинать самим выпускать эту продукцию.

Поэтому вам нужно выйти с вашей идеей на крупную госкомпанию, которой подобное всё равно придётся делать. Говорите: “Дорогие друзья, у нас есть компетенции, возможности. Давайте создадим совместное предприятие. У вас там будет 51%, у нас — 49%. У вас — бухгалтеры, юристы, безопасность, генеральный директор, множество людей в офисе. У нас — инжиниринговая компетенция”. Это и выгодно, и в то же время вы участвуете в важном патриотическом деле.

“ЗАВТРА”. Если уж мы заговорили не про рантье, а про людей, которые делают бизнес, на какие ключевые моменты вы посоветуете им обратить внимание?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Первый важный момент — сбыт, который обязательно должен быть. Самый простой вариант в условиях кризиса, катастрофы — пристроиться к государству. Не в смысле — сесть на потоки и оборачиваться до тех пор, пока очередная реинкарнация ОБХСС не постучит в двери и не предложит пойти заняться лесозаготовительными работами. Нет. Логика в том, чтобы договориться и установить с ним какое-то партнёрство. Здесь могут быть разные формы. Думайте!

И ещё два важных момента: команда должна быть подготовлена. Плюс — эффективность. Вы должны чётко понимать, где можете сэкономить. Если современные условия на рынке не требуют красивой обёртки товара, обходитесь без неё.

“ЗАВТРА”. Но некоторые до сих пор думают, что будут в мире какие-то места, где можно отсидеться, не предпринимая никаких усилий…

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Не будет таких мест. Будет плохо везде — 1990-е годы наступают во всём мире и для всех. И лучше всего жить там, где ты свой, где тебя не воспринимают как чужака. Первыми всегда грабят чужаков. В 20-е годы прошлого столетия довольно много богатых людей успело убежать из России с капиталами. И купцы, и аристократы — кого только не было. В Европе они жили замечательно, швырялись деньгами. А в 30-е годы у большинства жизнь была уже совсем иной: они были вынуждены работать таксистами, учителями музыки и т. д. Они всё потеряли, вернее, у них всё отобрали — красиво, по закону.

Вот сейчас прошла информация, что один из крупнейших ближневосточных банков начал выводить счета россиян в какой-то отстойник, из которого деньги нельзя вытянуть. Так же делали в Европе. Потому что страны живут по принципам глобализма, которые ещё работают. Пока не создано альтернативной системы. Не получится вывезти за пределы страны и сохранить не только большие деньги, но даже малые. Поскольку в какой-то момент начнут чистить всех иностранцев. У меня много знакомых, которые последние годы пытались вытащить деньги из европейских банков. У них даже российского паспорта не было, но было известно, где они родились, и начались проблемы со снятием денег: лимиты, ограничения, требования доказать, что финансы получены законно. И мы сейчас выходим на ситуацию, когда это станет нормой.

Конечно, есть люди, которые умеют хитрить. Но большей части не удастся обвести вокруг пальца систему, которая просто заблокирует все их средства, и их будет невозможно вытащить. Это уже обычная западная практика: не отдают, закрывают, вводят ограничения. Историй много, они просто не очень публичны — как, например, история с деньгами сербов в швейцарских банках.

Недавно в Россию вернулась группа олигархов-евреев, которые сначала вкладывали деньги в Израиль. То есть они продали здесь всё что можно, заплатили за то, чтобы уехать в Израиль. Приехали туда, а там их ободрали до нитки. В итоге несчастные евреи заплатили ещё раз — теперь уже для того, чтобы вернуться в Россию. Причём я понимаю, что они больше туда не поедут — выводы сделали. Но у нас же есть люди, которые искренне думают, что если где-то рассказывают про свободные рынки, то они есть. Друзья, нет таких!

“ЗАВТРА”. На чужбине вы всегда будете человеком второго сорта. И ваши дети тоже…

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. У всех нас есть знакомые, которые убегали в 2022-м, что называется, “с медалью за штурм Верхнего Ларса”. Им казалось, что они нашли для себя замечательные места, где можно жить в хороших условиях. А там почему-то по-русски не говорят все, а ещё их, таких классных специалистов, на работу брать не хотят. Что такое?! И они вернулись в Россию, потому что поняли, что́ их ждёт за границей. Многие поняли, что вне своей страны им жить спокойно не дадут — ни завтра, ни послезавтра, ни через пару лет.

Разумеется, если кто-то готов жить в той культуре, если для него нормально, когда дети в первом классе немецкой школы должны ответить на вопрос: пол — мужской, женский, иное, если его такое не смущает, пусть живёт там и, может быть, он встроится. Но если у вас другое понимание жизни, подумайте не только о себе и своём комфорте, но и о детях, каково им будет жить в таком “свободном” обществе. Белому человеку с нормальной ориентацией такое не нужно.

Нет страны, где можно будет отсидеться. Спокойных мест в мире не останется. США уже находятся на грани если не гражданской войны, то мощного обвала, перетряски, а в среднесрочной перспективе и военного положения, переворота. Не лучше дела обстоят и в Европе, а также на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии.

Когда я начал заниматься геостратегией, проанализировал проблемы каждого региона. Оказалось, что у каждого из них свои проблемы. У того же Китая вопрос распада страны стоит очень серьёзно. Австралия вроде привлекательно выглядит, но проблема в том, что в ближайшие десятилетия в неё начнут активно перебираться англосаксы, бегущие из Британии и США. Плюс, Австралия славится очень либеральными принципами. То есть там прижилось всё самое неприемлемое для нашего менталитета — даже хуже, чем в Канаде. И я понял, что в России ситуация не только не хуже, напротив, у нас есть очень хорошие шансы из этого бардака выскочить, что мы сейчас и делаем.

“ЗАВТРА”. А какую роль в мире будут играть такие корпорации, как BlackRock, Vanguard, Fidelity? У них огромные финансовые активы. Могут ли они воздействовать на решения корпораций и даже государств?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Не стал бы преувеличивать значение этих корпораций. Скорее, это реестродержатели. Посмотрите, кому, каким семьям несколько десятилетий назад принадлежали конкретные активы? На самом деле там чуть больше дюжины фондов, которые закольцованы. Кто от их имени выступает, в Совете директоров сидит, в компаниях? Те же самые люди, что и десятки лет назад. Каждый фонд формально владеет миноритарными пакетами.

“ЗАВТРА”. Для чего это им нужно?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Смотрите: вот есть большой семейный актив, сотни миллиардов. Что с ним делать? Не вылезать из постоянных разборок с антимонопольными и налоговыми службами? Нет, лучше все активы передать в доверительное управление, красиво раскидывая по этим фондам, в каждый по чуть-чуть, приобретая миноритарные пакеты.

И теперь, чтобы понять, кто конкретно что имеет и насколько влиятелен, нужно собрать колоссальный объём информации. Не зная внутренней кухни, нельзя увидеть и внутренней бухгалтерии. А эти организации ничего не раскрывают, у них везде написано: фонд, представители фонда…

В той же BlackRock собственный капитал — чуть больше 50 миллиардов долларов, активы — немногим меньше 10 триллионов. Ей не принадлежат эти 10 триллионов, она только управляет ими. Штат организации — примерно 18 тысяч человек. Для корпоративного офиса, который управляет, занимается юридическим сопровождением и тому подобным — это немного. То есть, по сути, перед нами реестродержатель, который получает указания от истинных владельцев капитала и делает то, что от него требуют. Это фактически мало что представляющая из себя прокладка.

У семей типа Варбургов, Рокфеллеров, Ротшильдов состояния оцениваются в триллионы долларов. Думаете, какой-то государственный чиновник может спросить у них: чем вы владеете? В этих семьях своя система, основанная на внутренних соглашениях, а не на нотариальных доверенностях. И эта система позволяет всё прятать от посторонних глаз.

“ЗАВТРА”. Ясно, что это всё работало веками. Но сейчас мы входим в VI технологический уклад, и по-старому жить уже не получится.

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. VI технологический уклад означает, что аддитивные технологии станут массовыми. Это роботизация, ядерные технологии, геотехнологии, рециклинг (в его нормальном понимании, то есть экология не политическая, а обыкновенная).

Особенность VI технологического уклада состоит в том, что 90% видов деятельности людей можно алгоритмизировать. Люди в таком случае не нужны как производители, но нужны как потребители. Условно говоря, мы не можем ту денежную сумму, которая шла на оплату труда, просто взять и сэкономить. Нет, людям всё равно необходимо что-то давать на жизнь.

Полностью меняется производство. Весь ширпотреб печатается в 3D технологии. Роботизация позволяет сделать конвейер, который перестраивается в процессе производства под разную номенклатуру и даёт такое же качество мелкосерийной продукции, как и крупносерийной.

Меняется логистика. Больше нет необходимости тянуть через полмира в страну ширпотреб — всё делается на месте.

Остаётся только то, что нельзя заменить роботом — творчество. То есть сохраняется 10% деятельности, той, которую нельзя загнать в компьютеры. Всё остальное можно оптимизировать. И на уровне общества люди будут решать, какие отрасли нужно менять, какие нельзя трогать, и что делать с работниками.

Существенно растёт сфера услуг, кто-то переходит на безусловный доход, кто-то начинает, к примеру, в играх зарабатывать деньги, кто-то становится майнером. То есть создаётся некая иллюзия того, что люди работают, поскольку нельзя допустить ситуации, когда человек долго учился и потом ни дня не работал. Такие люди теряют цель в жизни, и с этим что-то нужно будет делать.

“ЗАВТРА”. У некоторых возникнет соблазн говорить о “лишних людях”…

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Лишних людей не бывает. О нас позаботилась природа, или Господь. У гениев рождаются обычные дети, а у обычных людей — гении. Талантливые люди, которых примерно 10%, формируются в случайной выборке. И если убрать 90% людей, то оставшиеся 10% в следующий цикл так же дадут только 10% детей, готовых заниматься творчеством. Всё!

Творческие люди придумывают нестандартные вещи, условно говоря, токарь или дворник может создать какую-то инновацию, до которой никто раньше не додумывался. Они находят ответы на вопросы не по шаблону, а выбирают варианты, комбинируют. Талантливые люди решают задачу, которую никто до них не решал. Гении находят такие вещи, которые до них никто даже вообразить не мог. Гениальные, талантливые и творческие люди нужны для производительной работы. Остальным тоже найдут дело, например, модельную стрижку собачек.

“ЗАВТРА”. А как будет работать пенсионная система?

Андрей ШКОЛЬНИКОВ. Самый приятный и хороший способ накопления на старость — у вас должно быть много правильно воспитанных детей — с уважением к старшим, нашедших себя и свой путь. Не нужно копить монетки, чтобы у них всё было. Нет. Ваша задача — дать им старт, чтобы, когда, условно говоря, вы уходили из жизни, накопленное вами, то, что осталось у вас, было приятным дополнением, но не более. Чтобы они уже были состоявшимися специалистами, выросшими людьми, которые всего добились и заработали. То есть вы дали им образование, подготовили к жизни, научили любить её, воспитали так, чтобы они к вам относились хорошо, сами могли правильно воспитывать своих детей и внуков. Это и является пенсией.

Когда начинаются разговоры: мы хотим, чтобы ребёнок поступил в институт, чтобы у него сразу была квартира… Зачем? А где у него воля, где противостояние, где достижения? Нужно вкладываться не в платное образование, а в то, что он сам выбрал. Ваша задача дать ему старт, воспитать в нём взрослого, который будет самостоятельной, волевой личностью, с нормальными душевными качествами, человеком, способным принимать решения, за которые не будет стыдно.

Как сейчас, например, в сверхбогатых еврейских банкирских семьях происходит борьба с вырождением, с утратой пассионарности и прочим? Когда дедушка, патриарх семейства, уходит от дел, у него имеется 4—5 детей. У каждого из них тоже есть своих 4—5 детей, то есть уже более 20 внуков, из которых хоть парочка, но будут талантливыми и умными, вменяемыми и готовыми работать. Если у него нет таких внуков, они есть у его братьев. К управлению семейным капиталом ставятся те люди, которые этого хотят и обладают способностями. Да, остальные 18 внуков занимаются кто чем хочет — искусством, медициной и прочее. Личный капитал им даётся для собственного дела, к большим капиталам их уже не подпускают.

Ваша задача сделать так, чтобы детей и внуков у вас было много. И чтобы они не ждали вашей смерти, чтобы вселиться в вашу квартиру или продать её, но чтобы они сами могли на такую и даже лучше заработать. Это должен быть ваш проект — воспитание таких детей — чудных, замечательных, сложных, со своими взглядами на мир, со своим жизненным путём.

Беседовал Алексей Гончаров

Источник: zavtra.ru

Заставка: Женщина обучает детей геометрии. Иллюстрация из парижской рукописи «Начал» Евклида, начало XIV века. Meliacin Master. Этот файл был предоставлен Британской библиотекой из её цифровых коллекций. Запись каталога: Burney 275, Общественное достояние, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: